Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Ходасевич Владислав Фелицианович (1886-1939)

Источник - Сайт: Биография.ру 

День рождения: 28.05.1886 года
Место рождения: Москва, 
Дата смерти: 14.06.1939 года
Место смерти: Париж, Франция
Гражданство: Франция

Очень рано почувствовал свое призвание, выбрав литературу главным занятием жизни. Уже в шесть лет сочинил свои первые стихи. 

Родился 16 мая (28 н.с.) в Москве в семье художника.
Отец - выходец из польской дворянской семьи, мать - дочь перешедшего из иудаизма в православие еврея - воспитывалась в польской семье ревностной католичкой; католиком крещён и Xодасевич. В детстве увлекался балетом, занятия которым вынужден был оставить из-за слабого здоровья. С 1903 жил в доме брата, известного адвоката М. Ф. Ходасевича, отца художницы Валентины Ходасевич
В 1904 поступил на юридич. факультет Московского университета, в 1905 перешёл на филологич. факультет, но курса не окончил. Тогда же посещает московский литературно-художеств. кружок, где выступают с чтением стихов и докладов В. Я. Брюсов, А. Белый, К. Д. Бальмонт, Вяч. Иванов, - живая встреча с символистами, литературными кумирами поколения Xодасевича. Влиянием символизма, его словаря, общепоэтических клише отмечена первая книга "Молодость" (1908). В иной тональности написан "Счастливый домик" (1914; переиздан в 1922 и 1923), получивший доброжелательную критику; посвящён второй жене Xодасевича с 1913 Анне Ивановне, урожд. Чулковой, сестре Г. И. Чулкова - героине стихов сборника (содержит также цикл, связанный с увлечением поэта Е. В. Муратовой, "царевной", бывшей женой П. П. Муратова, приятеля Xодасевича; с ней он совершил поездку в Италию в 1911). В "Счастливом домике" Xодасевич открывает мир "простых" и "малых" ценностей, "радости любви простой", домашней безмятежности, "медленной" жизни - того, что позволит ему "спокойно жить и мудро умереть". В этом сборнике, не включённом, как и "Молодость", в Собр. стих. 1927, Xодасевич впервые, порывая с выспренностью символизма, обращается к поэтике пушкинского стиха ("Элегия", "К музе").
В 1910-е он выступает и как критик, к мнению которого прислушиваются: помимо откликов на новые издания мэтров символизма, он рецензирует сборники литературной молодёжи, осторожно приветствует первые книги А. Ахматовой, О. Э. Мандельштама; выделяет, независимо от литературной ориентации, поэтические сборники 1912-13 Н. А. Клюева, М. А. Кузмина, Игоря Северянина - "за чувство современности", впрочем, вскоре в нём разочаровывается ("Русская поэзия", 1914; "Игорь Северянин и футуризм", 1914; "Обманутые надежды", 1915; "О новых стихах", 1916). Xодасевич выступает против программных заявлений акмеистов (отмечая при этом "зоркость" и "собственный облик" "Чужого неба" Н. С. Гумилева, подлинность дарования Ахматовой) и, особенно, футуристов. В полемике с ними формировались основные моменты историко-литературной концепции Xодасевича, рассредоточенной по разным работам: традиция, преемственность есть способ самого бытия культуры, механизм передачи культурных ценностей; именно литературный консерватизм обеспечивает возможность бунта против отжившего, за обновление литературных средств, не разрушая при этом культурную среду.
В середине 1910-х гг. изменяется отношение к Брюсову: в рецензии 1916 на его книгу "Семь цветов радуги" Xодасевич назовёт его "самым умышленным человеком", насильственно подчинившим "идеальному образу" свою настоящую природу. Длительные (с 1904) отношения связывают Xодасевича с Андреем Белым, он видел в нём человека, "отмеченного... несомненной гениальностью", в 1915 через поэта Б. А. Садовского сближается с М. О. Гершензоном, своим "учителем и другом".
В 1916 кончает самоубийством его близкий друг Муни (С. В. Киссин), несостоявшийся поэт, раздавленный простой жизнью, увиденной без привычного символистского удвоения; об этом Xодасевич позднее напишет в очерке "Муни" ("Некрополь"). В 1915-17 наиболее интенсивно занимается переводами: польских (3. Красиньский, А. Мицкевич), еврейских (поэмы С. Черниховского, из древне-еврейской поэзии), а также армянских и финских поэтов. С переводами связаны его статьи 1934 "Бялик" (Xодасевич отмечал в нём слитность "чувства и культуры" и "чувства национального") и "Пан Тадеуш". В 1916 заболевает туберкулезом позвоночника, лето 1916 и 1917 проводит в Коктебеле, живёт в доме М. А. Волошина.
Творчески воспитавшийся в атмосфере символизма, но вошедший в литературу на его излете, Xодасевич вместе с М. И. Цветаевой, как он писал в автобиографич. очерке "Младенчество" (1933), "выйдя из символизма, ни к чему и ни к кому не примкнули, остались навек одинокими, "дикими". Литературные классификаторы и составители антологий не знают, куда нас приткнуть". Вышедшая в 1920 книга "Путём Зерна" посвящена памяти С. Киссина), собранная в основном в 1918 (переиздана в 1922) - свидетельство литературной самостоятельности и литературной обособленности Xодасевича. Начиная с этого сборника, главной темой его поэзии станет преодоление дисгармонии, по существу неустранимой. Он вводит в поэзию прозу жизни - не снижающе-выразительные детали, а жизненный поток, настигающий и захлёстывающий поэта, рождающий в нём вместе с постоянными мыслями о смерти чувство "горького предсмертья". Призыв к преображению этого потока, в одних стихах заведомо утопичен ("Смоленский рынок"), в других "чудо преображения" удаётся поэту ("Полдень"), но оказывается кратким и временным выпадением из "этой жизни"; в "Эпизоде" оно достигается через почти мистическое отделение души от телесной оболочки. "Путём Зерна" включает стихи, написанные в революционные 1917-1918: революцию, февральскую и октябрьскую, Xодасевич воспринял как возможность обновления народной и творческой жизни, он верил в её гуманность и антимещанский пафос, именно этот подтекст определил эпичность тона (при внутренней напряжённости) описания картин разрухи в "страдающей, растерзанной и падшей" Москве ("2-го ноября", "Дом", "Старуха").
После революции Xодасевич пытается вписаться в новую жизнь, читает лекции о Пушкине в литературной студии при московском Пролеткульте (прозаический диалог "Безглавый Пушкин", 1917, - о важности просветительства), работает в театральном отделе Наркомпросса, в горьковском издательстве "Всемирная литература", "Книжной Палате". О голодной, почти без средств к существованию московской жизни послереволюционных лет, осложняющейся длительными болезнями (Xодасевич страдал фурункулёзом), но литературно насыщенной, он не без юмора расскажет в мемуарных очерках сер. 1920-30-х гг.: "Белый коридор", "Пролеткульт", "Книжная Палата" и др.
В конце 1920 года Xодасевич переезжает в Петербург, живёт в "Доме искусств" (очерк "Диск", 1937), пишет стихи для "Тяжёлой лиры". Выступает (вместе с А. А. Блоком) на чествовании Пушкина и И. Ф. Анненского с докладами: "Колеблемый треножник" (1921) и "Об Анненском" (1922), одном из лучших литературно-критических эссе Ходасевича, посвящённом всепоглощающей в поэзии Анненского теме смерти: он упрекает поэта в неспособности к религиозному перерождению. К этому времени Xодасевич уже написал о Пушкине статьи "Петербургские повести Пушкина" (1915) и "О "Гавриилиаде"" (1918); вместе с "Колеблемым треножником", эссеистскими статьями "Графиня Е. П. Ростопчина" (1908) и "Державин" (1916) они составят сб. "Статьи о рус. поэзии" (1922).
Пушкинский мир и биография поэта всегда будут притягивать Xодасевича: в кн. "Поэтическое хозяйство Пушкина" (Л., 1924; издана "в искажённом виде" "без участия автора"; переработанное издание: "О Пушкине", Берлин, 1937), обращаясь к самым разнородным сторонам его творчества - самоповторениям, излюбленным звукам, рифмам "кощунствам" - он старается уловить в них скрытый биографический подтекст, разгадать способ претворения в поэтический сюжет биографического сырья и самую тайну личности Пушкина, "чудотворного гения" России. Xодасевич находился в постоянном духовном общении с Пушкиным, творчески от него удалённом.
В июне 1922 Ходасевич вместе с Н. Н. Берберовой, ставшей его женой, покидает Россию, живёт в Берлине, сотрудничает в берлинских газетах и журналах; в 1923 происходит разрыв с А. Белым, в отместку давшим язвительный, в сущности пародический, портрет Xодасевича в своей кн. "Между двух революций" (1990); в 1923-25 помогает А. М. Горькому редактировать журнал "Беседа", живёт у него с Берберовой в Сорренто (октябрь 1924 - апрель 1925), позднее Xодасевич посвятит ему несколько очерков. В 1925 переезжает в Париж, где остается до конца жизни.
Ещё в 1922 вышла "Тяжёлая лира", исполненная нового трагизма. Как и в "Путём Зерна", преодоление, прорыв - главные ценностные императивы Xодасевича ("Перешагни, перескочи, / Перелети, пере- что хочешь"), но узаконивается их срыв, их возвращение в вещественную реальность: "Бог знает, что себе бормочешь, / Ища пенсне или ключи". Душа и биографическое я поэта расслаиваются, они принадлежат разным мирам и когда первая устремляется в иные миры, я остается по сию сторону - "кричать и биться в мире вашем" ("Из дневника"). Вечная коллизия противостояния поэта и мира у Xодасевича приобретает форму физической несовместимости; каждый звук действительности, "тихого ада" поэта, терзает, оглушает и уязвляет его.
Xодасевич становится одним из ведущих критиков эмиграции, откликается на все значимые публикации за рубежом и в Советской России, в т. ч. книги Г. В. Иванова, М. А. Алданова, И. А. Бунина, В. В. Набокова, З. Н. Гиппиус, М. М. Зощенко, М. А. Булгакова, ведёт полемику с Адамовичем, стремится привить молодым поэтам эмиграции уроки классического мастерства. В ст. "Кровавая пища" (1932) историю русской литературы рассматривает как "историю уничтожения русских писателей", приходя к парадоксальному выводу: писателей уничтожают в России, как побивают камнями пророков и таким образом воскрешают к грядущей жизни. В статье "Литература в изгнании" (1933) анализирует все драматические аспекты бытования эмигрантской литературы, констатирует кризис поэзии в одноименной статье (1934), связывая его с "отсутствием мировоззрения" и общим кризисом европейской культуры (см. также рецензию на кн. Вейдле "Умирание искусства", 1938).
Последний период творчества завершился выходом двух прозаических книг - яркой художественной биографии "Державин" (Париж, 1931), написанной языком пушкинской прозы, с использованием языкового колорита эпохи, и мемуарной прозы "Некрополь" (Брюссель, 1939), составленной из очерков 1925-37, публикуемых, как и главы "Державина", в периодике. И Державин (от прозаизмов которого, как и от "страшных стихов" Е. А. Баратынского и Ф. И. Тютчева вёл свою генеалогию Xодасевич), показанный через грубый быт своего времени, и герои "Некрополя", от А. Белого и А. А. Блока до Горького, увидены не помимо, но сквозь малые житейские правды, в "полноте понимания". Xодасевич обратился к мировоззренческим истокам символизма, выводящим его за пределы литературной школы и направления. Внеэстетический, по существу, замах символизма безгранично расширить творчество, жить по критериям искусства, сплавить жизнь и творчество - определил "правду" символизма (прежде всего неотделимость творчества от судьбы) и его пороки: этически не ограниченный культ личности, искусственная напряжённость, погоня за переживаниями (материалом творчества), экзотическими эмоциями, разрушительными для неокрепших душ ("Конец Ренаты" - очерк о Н.Н. Петровской, "Муни"). Разрыв с классической традицией, по Ходасевичу, наступает в постсимволистскую, а не символистскую эпоху, отсюда пристрастные оценки акмеистов и Гумилева. Несмотря на верность многим заветам символизма, Ходасевич-поэт, с его "душевной раздетостью" и обновлением поэтики, принадлежит постсимволистскому периоду русской поэзии.

Ссылки:
1. Берберова Нина Николаевна (1901- 1993)
2. Формировалась параллельная, неофициальная культура, 1957
3. Студия и Институт истории искусств
4. Для Шкловского В.Б. Университет был важен не образованием, а атмосферой
5. Берберовы
6. Советская Россия разорила Горького (История журнала "Беседа")
7. 34
8. Максимов Дмитрий Евгеньевич 1918 г.р. (Вспоминания Л. Кумпан)
9. Гренцион Эдгар
10. ЛИТО (Литературное объединение) Горного института
11. О СТРАННОСТЯХ ЦЕНЗУРЫ, РУКОПИСИ Е. Г. ЭТКИНДА И КНИГАХ ГЛЕБА СЕМЕНОВА
12. Маяковский идеализировал войну и был призвали в армию 1915
13. Из людей искусства один Маяковский поддерживал большевиков, связи с ВЧК
14. Галич и Поэты
15. Бернер Николай Федорович (1890-1969)
16. Михаил Ардов: Гумилев Лев Николаевич
17. Вернадский В.И.: в голодном Петрограде
18. Пастернак и Щербаков А.С.
19. Солженицын назвал Эренбурга "Главным фокусником"
20. "В ГЛУХОМ ЧАДУ ПОЖАРА" (Ахматова А.А.)
21. "И ВОТ ВСЕ-ТАКИ РАЗДАВИЛ!" (Булгаков и Сталин)
22. Горький, Ходасевич и вопрос о возвращении в СССР
23. ИЗ ПИСЬМА А.М. ГОРЬКОГО И.В. СТАЛИНУ 12 ноября 1931 года
24. Зловещий "План Сталина"
25. Асеев Николай Николаевич
26. ДИСК (дом искусств)
27. Горький уехал за границу 1921
28. Горький в Тифлисе, байронические стихи, 1892
29. Ходасевич М.Ф.
30. Главным в деле Локкарта, в силу обстановки, оказывается Петерс
31. Отъезд Горького в Россию, а Муры в Лондон
32. Затруднения Горького с деньгами и выплаты Парвуса
33. Мария Будберг отправляет мужа в Южную Америку и пытается спасти сестру
34. Удивительное освобождение Марии Будберг из тюрьмы
35. Мария Будберг поселилась в Петрограде у Горького
36. 17
37. Мария Будберг заставляет Горького написать "Воспоминания о Ленине" и с
38. Мария Будберг и ее миф. До первого эамужества
39. "Беседа" журнал
40. Горький с "семейством" в Германии. Тайны Марии Будберг
41. В квартире Горького, на Кронверкском проспекте
42. Мария Будберг и Горький
43. Информан (Андрей Вознесенский о книге Нины Берберовой)
44. Крючков П. П.: признания на 3-м московском процессе
45. Глубокое различие между Горьким и Уэлльсом1
46. В 1937 году в Париже Берберова встретилась с Мурой в последний раз
47. Горький и Мария Будберг в 1922-1927 гг
48. Предисловие Н. Берберовой

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

Рейтинг@Mail.ru

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»