Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

"Севгосрыбтрест". Работа "вредителей"

В начале 1925 года, в самый блестящий период НЭП а, я получил предложение руководить производственной и исследовательской работой Северного государственного рыбопромышленного треста , работавшего в Северном Ледовитом океане. Я принял это предложение, так как оно хотя бы отчасти давало мне возможность вернуться к исследовательской работе.

Действительно, мне позже удалось отказаться от производственной части и создать в Мурманске научно-исследовательскую биологическую и технологическую лабораторию. Работа в Севгосрыбтресте с 1926 по 1930 год, в тот период, когда я начал служить, признана ГПУ "вредительской", и весь руководящий персонал принадлежал к той же грандиозной "вредительской организации", которой в рыбной части якобы руководил М.А. Казаков . Эта "вредительская организация", по заявлению прокурора республики Крыленко , являлась, кроме того, филиалом международной организации Промпартии , процесс которой ГПУ совместно с советской властью с такой помпезностью разыграло в ноябре - декабре 1930 года. Ввиду того что деятельность "Севгосрыбтреста" именно за это время мне известна во всех подробностях и может свидетельствовать о той реальной обстановке и условиях, в которых приходилось работать "вредителям", я остановлюсь на этом, чтобы показать, кто были эти "вредители" и каковы были их "преступления". "Севгосрыбтрест" работал в той части Ледовитого океана, которая называется Баренцевым морем .

После занятия Севера советской властью , эти траулеры и береговая база промысла Беззубикова около Архангельска явились основным капиталом Северного Государственного рыбопромышленного предприятия на Севере.

Несмотря на то, что оно начало работать на готовом, первые годы оказались очень трудными из-за происходящих причин. Дело в том, что Мурманский Совет и Архангельский Совет были в состоянии почти открытой войны, что при господствовавшей тогда "власти на местах", имело огромное значение.

Так как база траулеров была в Архангельске (порт, замерзающий на семь месяцев в году), то и все предприятие считалось архангельским, мурманские же власти не пускали траулеры в свои незамерзавшие порты, так что траулеры могли работать только пять месяцев в году. Никакие приказы, угрозы, увещевания из "центра" не помогали, и Дело не могло развиваться в таких условиях. Только в 1924 году враждующие стороны были примирены образованием нового предприятия - "Севгосрыбтрест" - "всесоюзного значения", в который Архангельский и Мурманский Советы вошли в качестве "пайщиков". Этим была даже возможность развития предприятия, перенесения траловой базы в Мурманский незамерзающий порт и переход на круглогодичный промысел.

Вот в такое Баренцево море и Мурманск устремились "вредители". Мы могли бы отказаться, так как в то время принудительного прикрепления специалистов к предприятиям еще не было, и все могли бы найти работу в другом месте. Но новизна, размах предприятия, намечавшийся в совершенно исключительном масштабе, нас манил. Это должно было быть первым русским траловым делом. Мы, как и англичане и немцы, могли выйти в океан . Мы могли положить основание расцвету этого края. Действительно, до самого того года, который ГПУ считало началом "вредительства", дело стало развиваться с успехом, поразительным не только для советского предприятия. В два-три года русский промысел овладел океаном наравне с англичанами и немцами, в распоряжении которых были огромные траловые флотилии.

Последовательно систематизируя промысловые данные, специалисты Севгосрыбтреста изучили Баренцево море и жизнь его рыб так, как ни одно из научных учреждений, работавших в этом районе. Капитаны траулеров открыли много новых мест лова - промысловых банок , расширили границы промысла и совершенно изменили эту картину. Мы не ждали особого награждения и похвал - в Совдепии этого не бывает. Но мы не могли не вдохновляться, не любить этого дела, несмотря на самые ужасные условия жизни, в которых мы находились.

Достаточно сказать, что к улову местных рыбаков, оставшемся примерно на прежнем уровне в 9 000 тонн, присоединился быстро повышавшийся траловый улов, который в 1929 году достигал 40 000 тонн. Успех этот был достигнут не только приобретением нескольких новых траулеров, но главным образом коренным улучшением дела: переходом на круглогодичный лов, ускорением оборота траулеров, усовершенствованием самого лова.

Обработка рыбы была совершенно изменена. Вместо вонючей трески, которую страшно было внести в дом, готовился товар белый и чистый, не уступавший астраханскому. Впервые трест начал сдавать на петербургский и московский рынки свежую морскую рыбу и, наконец, успешно выступил с экспортной рыбой на английском рынке. Такого успеха не имел еще ни один рыбный трест в СССР. С грошовыми средствами, при явном и скрытом присутствии коммунистов, занимавших официальные руководящие роли в "Севгосрыбтресте" и высших центральных органах, мы создали все предприятие, а тем самым и город.

Ссылки:
1. ВРЕМЯ СОЗИДАНИЯ И СТАЛИНСКОГО ТЕРРОРА

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

Рейтинг@Mail.ru

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»