Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Лаборатория семейного типа, Пурмаль А.П.- доктор наук 1971

В 1971 году на Ученом совете Института химической физики А.П. Пурмаль защитил докторскую диссертацию по теме "Катализ окислительно- восстановительных процессов ионами металлов в полярных средах".

Коллеги, работавшие с А.П., отмечают, что в науке он находил себя полностью: в исследовательской ли тишине, в студенческих аудиториях (с 1952 по 1955 год Анатолий Павлович вел семинары и практикумы в МХТИ , с 1956 года и до конца своих дней преподавал в МФТИ , читая курсы лекций по нескольким дисциплинам) или на кафедре во время публичных выступлений.

Для снятия стрессов во время докладов, проповедовал А.П., надо принять немножко коньячку.

"Я с ним, в общем-то, согласна: перестаешь смущаться", - улыбается И.П. Арман.

По принятой схеме он действовал и на защите докторской.

"На выступление давалось 40-45 минут. 20 страниц текста, иллюстративный материал. За столом - академики Семенов, Кондратьев, - рассказывает Инга Павловна. - Толя ходил к экрану и плакатам, следил за конспектом. И тут у него несколько страниц упали на пол. Он посмотрел - вот еще не кончился один раздел, а дальше уже середина следующего.

Вероятно, коньячок помог ему собраться с духом, не лезть прилюдно под стол за бумагами, а логично и изящно связать свою речь без недостающих страниц".

О банкете после защиты вспоминают все без исключения его участники. Новоиспеченный доктор наук заявил, что банкет пройдет в столовой института, а еду он приготовит сам. После чего отправился в магазины "Лесная быль" и "Охотник" и набил огромный альпинистский рюкзак куропатками и тетерками.

В столовой собрались было составить столы буквой П, но А.П. Пурмаль не захотел "создавать президиум", просто сдвинул маленькие столовские столики в несколько длинных. Над каждым столом висел символ, обозначающий отношение сидящих за ним людей к А.П. Под байдарочным веслом сидели друзья по походам, под игральной картой - партнеры по преферансу. Стол семьи символизировал древесный корень...

С дичью, вспоминает Инга Павловна, вышло не сказать, чтоб совсем гладко. Это ведь не в походе было, где всех дел - ощипать пару птичек.

А.П. развез рябчиков и куропаток по приятелям - каждому по 5-7 штук. "Перед банкетом я звонила знакомым по разным надобностям, и везде - вот уже по шестому адресу - все были крайне заняты ощипыванием, - говорит И.П. Арман. - В итоге к приходу гостей, которых Толя встречал в белом халате и в колпаке с половником в руках, угощение в огромных алюминиевых баках было еще не совсем готово. Птицу он сначала обжаривал, потом тушил в сметане с зеленью и приправами. Несмотря на то, что рецепт был давно нами опробован, вкус получился не идеальный. Наверное, как обсуждали мы с ним потом, это из-за объемов: одно дело, приготовить единственную тушку с морошкой или брусникой, а другое дело - такое множество птицы. Хотя гости были впечатлены".

В следующем году после защиты А. П. Пурмаль возглавил группу ионного катализа, в которую вошли Ю.Н. Козлов , Ю.И. Скурлатов , Ж.П. Качанова , Т.П. Воробьева , аспиранты В.М. Бердников и Ю.М. Азизов . В 1973-м группа была преобразована в самостоятельную лабораторию окислительно-восстановительных процессов .

Главным достижением А.П. и его сотрудников на тот момент было доказательство принципиально новой концепции особой роли двух- и многоядерных металлокомплексов в химическом и биологическом катализе (подробнее об этих исследованиях - в воспоминаниях сотрудников лаборатории А.П.)

У лаборатории был свой "тотемный знак", которым, в частности, неизменно украшались все приглашения на внутренние торжества (чаще всего они проходили в форме пикников на природе, сопровождавшихся импровизированными спортивными состязаниями и театральными номерами). Этот знак - красный бык . Дело в том, что если работы кого-то из сотрудников переводил на английский переводчик, не знакомый со специальными терминами, то название главного направления деятельности ученых - окислительно-восстановительные процессы, red-ox - неизменно переводилось как "красный бык". "Вершиной мастерства" стал перевод понятия "red-ох potencial" (окислительно-восстановительный потенциал): "потенция красного быка".

В 1974-м году А.П. Пурмаль на месяц был командирован в Великобританию, в 1976-м - в Швецию... Анатолий, вспоминает Инга Павловна, никогда не хотел связать свою жизнь с дипломатией, хотя такие возможности были - в свое время он отказался от предложения стать атташе по науке в Германии: "Сказал мне, что это карьерное мещанство самого низкого пошиба, бесконечные "телеги" и разговоры, кто что купил и куда продвинулся. Это, мол, не для меня и не для тебя". Советский гражданин Пурмаль, подолгу бывавший в капстранах, действительно отличался исключительной непрактичностью: из одежды привозил разве что горнолыжную, а самой традиционной его зарубежной покупкой были рыболовные снасти, каких нельзя было купить в СССР. Привез, вспоминает И.П., также японский столик для чайной церемонии, эспандер и даже гантели.

5.04.1977 профессора А.П.Пурмаля поздравили с 50-летием. В приказе по ИХФ, подписанном академиком Н.Н. Семеновым, о юбиляре сказано: "Он вырос из инженера в крупного ученого - специалиста в области гомогенного катализа. Его имя широко известно как в нашей стране, так и за рубежом. В настоящее время профессор А.П. Пурмаль находится в расцвете творческих сил. Среди коллектива он пользуется заслуженным авторитетом и уважением".

В этом же году "профессор в расцвете сил" совершил с Н.Н. поездку в ФРГ, о чем в статье "Нетрадиционный Семенов" потом вспоминал со своей потрясающей самоиронией:

Линдау (ФРГ) на встрече нобелевских лауреатов, куда я сопровождал Н.Н., меня на время его лекции усадили с наушниками в радиорубку синхронистов. Н.Н. зачитывал с кафедры русский текст лекции. Ее английский перевод лежал передо мной, и сидящий рядом профессионал, следя за движением моего пальца по тексту, надиктовывал текст в микрофон, а его коллеги-синхронисты, слушая английскую речь, диктовали в свои микрофоны их переводы на немецкий и французский языки. Первые минуты прошли хорошо. Но вот Н.Н. отодвинул текст и к моему ужасу произнес: "И вот в связи с этим я хочу рассказать, что мне пришло в голову недавно..." Мой внутренний вопль: "Н.Н.! Не надо!" - до него, конечно, не донесся. Так я единственный раз побывал синхронистом на форуме очень высокого ранга.

Там же в Линдау я совершил бестактность, о коей сожалею. Проводилась встреча нобелевских лауреатов со студентами европейских университетов.

Встреча началась, и собравшиеся за круглым столом стали задавать Н.Н. нехитрые научные вопросы. Мне их даже переводить было неловко, и для ускорения процедуры я, сидя рядом с Н.Н., давал ответы. Переводить же я стал, когда пошли вопросы типа: "Как вы, русские ученые, могли допустить разгром советской генетики? Почему Россия, бывший экспортер зерна, стала самым крупным импортером?" и т.п. Выключив, по сути, Н.Н. из пусть легковесного, но научного разговора, я перевалил на его плечи всю неприятную часть беседы. Больше меня в качестве сопровождающего Н.Н. не приглашал. Не исключено, что кроме упомянутой причины, сыграла роль и другая. Моя информированность обо всех фактах биографии Н.Н. и сохранившаяся с 1966 г. (год юбилейного капустника, где мне довелось играть роль Н.Н.) привычка слега копировать его характерные движения, интонацию и т.п. родили в Нобелевских кругах слух, что я его незаконный сын. Горячность, с которой я отрицал это, только укрепила в спрашивавших уверенность в основательности этого слуха, который я до сведения Н.Н., конечно, довел".

Об удивительной атмосфере напряженного научного поиска и при этом творческой свободы, царившей в лаборатории А.П. Пурмаля, пишут все без исключения его коллеги и ученики. "Он обладал удивительной работоспособностью, - вспоминает Инга Павловна. - После длинного дня в лаборатории он мог еще 3-4 часа ночью готовиться к лекциям (он никогда не читал прошлогоднюю лекцию: ее всегда надо было перелопатить) или писать статьи".

Легко писать - дар, свойственным немногим ученым. А.П.Пурмаль обладал им в полной мере.

Писал учебники, самый основательный из которых "А, Б, В... химической кинетики", статьи в БСЭ, научно-популярные книжки (из них самые известные - А.П.Пурмаль, В.И.Цирельников. "Рожденные электричеством". Москва, "Просвещение", 1983, и А.П.Пурмаль, Е.М.Слободецкая, С.О.Травин. "Как превращаются вещества". Библиотечка "Квант". Москва, "Наука", Главная редакция физико-математической литературы, 1984).

"Толя любил, а главное, умел доступно объяснять сложные процессы, - говорит Инга Павловна. - Поэтому, думаю, когда нашего маленького Андрюшу, которому многое рассказывал отец, кто-то спросил, кем ты хочешь стать, он и ответил, не задумываясь: "Физико-Химикой"! И действительно поступил на химфак: правда, стал биохимиком".

Ссылки:
1. ПУРМАЛЬ АНАТОЛИЙ ПАВЛОВИЧ - ДУША НАУКИ

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

Рейтинг@Mail.ru

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»