Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Бурлюк открыл Маяковского-поэта

Маяковскому исполнилось восемнадцать лет, когда он поступил в училище , где быстро стал знаменитым благодаря своей самоуверенности и дерзости (См. фото 020). Он был громким, постоянно шутил и острил, его речь была такая же нетерпеливая и порывистая, как и его движения: он не мог спокойно сидеть на стуле, а все время двигался по помещению, закусив папиросу в углу рта. Впечатление усиливал рост - почти метр девяносто. Из-за этой назойливости многие считали его довольно несносным - нравился он только тем, кто предполагал или уже видел в нем, по словам Маруси Бурлюк, "громаднейшую, выпиравшую из берегов личность". Вызывающее поведение подчеркивалось нарочито богемным стилем в одежде: длинные нечесаные волосы, надвинутая на глаза широкополая черная шляпа, черная блуза и черный галстук - байронический герой в поисках художественной индивидуальности.

Однако нахальство и склонность к провокациям отражали только одну сторону характера Маяковского. По сути же он был, как объяснял его друг по художественному училищу, очень чувствительным человеком, что всячески пытался скрыть за грубостью поведения и под маской надменности. О том, что агрессивность была защитным механизмом, свидетельствуют все, знавшие Маяковского близко; Борис Пастернак , к примеру, метко объяснил его "беззастенчивость" результатом "дикой застенчивости", а "притворную волю" - следствием "феноменально мнительного и склонного к беспричинной угрюмости безволия". Однако эту сторону своего характера Маяковский тщательно скрывал, и поэтому его первое столкновение с Давидом Бурлюком - старшим, но столь же самоуверенным коллегой-художником - не могло не закончиться конфликтом.

"Какой-то нечесаный, немытый, с эффектным красивым лицом апаша, верзила преследовал меня своими шутками и остротами "как кубиста", - вспоминает Бурлюк. Дошло даже до того, что я готов был перейти к кулачному бою, тем более что тогда я, увлекаясь атлетикой и системой Мюллера, имел некоторые шансы во встрече с голенастым, огромным юношей в пыльной бархатной блузе с пылающими, насмешливыми черными глазами".

Однако дело закончилось примирением, Бурлюк и Маяковский стали лучшими друзьями и соратниками в борьбе, которая, по словам Бурлюка, "закипала тогда не на живот, а на смерть между старым и новым в искусстве".

Именно Бурлюк открыл поэтический талант Маяковского. Когда во время прогулки осенью 1912 года Маяковский прочитал Бурлюку стихотворение, он был настолько не уверен в собственных способностях, что утверждал, будто стихотворение написал знакомый. Но Бурлюк не дал себя обмануть и сразу объявил Маяковского гениальным поэтом. Открытие было одинаково ошеломляющим для обоих. Согласно Бурлюку, Маяковский, который никогда не занимался серьезно писанием стихов, вдруг, "подобно Афине Палладе, явился законченным поэтом". Эта ночная прогулка по Страстному бульвару в Москве определила направление творческого пути Маяковского.

"Я весь ушел в поэзию, - вспоминал он впоследствии. В этот вечер совершенно неожиданно я стал поэтом".

Ссылки:
1. МАЯКОВСКИЙ СТАНОВИТСЯ ПОЭТОМ, ФУТУРИСТЫ

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

Рейтинг@Mail.ru

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»