Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Колонка (немецкая колония)

Всю ночь едет рысью обоз. Надо быстрее и дальше отступить от Екатеринодара, может быть погоня.

Светает. Проезжаем какую-то станицу. Мимо, обгоняя обоз, на легкой тележке едет ген. Алексеев , вид усталый, склонился на мешок, спит. Только к вечеру останавливаемся мы на опушке леса. Здесь идет переправа через реку. И недалеко за ней въезжаем в немецкую колонию...

Белые, крытые черепицей домики, чистые улицы, пивоваренный завод. Bierhalle, люди хорошо одеты... Вошли в дом, битком набились в маленькую комнату. Усталые, голодные, нервноизмученные.

Впереди - никакой надежды: строевые части уменьшились до смешного, Корниловский полк сведен в одну роту; с другими полками почти то же; снарядов нет, патронов нет; казаки разбегаются по домам, не желая уходить от своих хат. Настроение тревожное, тяжелое...

"Господа! выстрелы! слышите!" - говорит кто-то. И все вышли из хаты. Донеслись выстрелы. Прожужжала и лопнула над улицей шрапнель. Нагнали нас. Наступают. Всех могущих собирают в бой. Люди - как тени. Не спали, не ели, в беспрестанном нервном напряжении.

Лениво, устало идут в бой, и каждый знает: тяжело ранят - не возьмут, бросят. Трещит стрельба, рвутся снаряды.

Колонка малая. Все скучились на главной улице. Все лишнее приказано уничтожить, обоз сократить до минимума. К реке везут орудия, ломают их, топят. В пыли на дороге валяются изломанные, смятые духовые инструменты. Разбивают повозки. Выбрасывают вещи... А стрельба охватывает Колонку кольцом. Прислушиваясь к гулу боя, сидим в хате. На душе тяжелая тревога.

Входит матрос Баткин, бледный, возбужденный, с ним - доктор- француз. О чем-то оживленно говорили с сестрой Дюбуа и ушли.

"Диана Романовна! Что говорил Баткин?" - спрашивают со всех сторон. Она взволнована: "господа, положение отчаянное; большевики охватили нас, снарядов нет, патронов нет, ген. Романовский говорил, что посылают к большевикам делегацию".

- "Сдаваться?!"

- "Да что же делать? Баткина, кажется, посылают... деньги ведь есть большие, золотой запас... им отдадут - будут говорить о пропуске".

- "О пропуске? Да о чем они с нами будут говорить, когда они сейчас же возьмут нас голыми руками и всех перережут..."

Бой идет совсем близко. Паника разрастается. Уже все говорят о сдаче, передаются нелепые слухи. Раненые срывают кокарды, погоны, покупают, крадут у немцев штатское платье, переодеваются, хотят бежать, и все понимают, что бежать некуда и что большевики никого не пощадят.

Трогаются без приказания подводы. Лица взволнованные, вытянутые, бледные. "Да подождите же! куда вы поехали!" - кричит раненый, ослепший капитан. Он побежал за подводой, споткнулся о бревно, с размаха падает, застонал. Его подымают: "вставайте, капитан". Не встает, молчит...

"Разрыв сердца",- говорит подошедший доктор.

Стемнело. Паника как будто уменьшилась - все примирились с неизбежным концом...

"Обоз вперед!"-вдруг раздаются крики. Куда? Неужели пробились? Быть не может! Но мы уже выехали за Колонку, и за бугром на мягкой дороге обоз вытянулся в линию. Артиллерия заметила - бьет залпами. В темноте, бороздя черное небо, со свистом, шуршаньем летят, близятся и высоко рвутся семь огней шрапнели. "А красиво все-таки",- тихо говорит товарищам по подводе раненый. Старый возчик обернулся: "какая тут красота - страх один". Все смолкли... Далекий выстрел... летит... летит... по нас... нет, впереди... через подводу... тррах! взрыв! и кто- то жалобно, жалобно стонет. Капитан слез посмотреть: разбило подводу, упали лошади, казаку-возчику оторвало ноги.

"Да приколите же его!" - нервно кричит раненый с соседней телеги.

"Сами приколите!" - раздраженно и зло отвечает другой голос.

"Тише, господа, не шумите! ведь приказано не говорить!" Все замолчали, только возчик с оторванными ногами стонет по-прежнему... Вдруг артиллерия смолкла. Из далекой темноты донеслись дикие, неясные крики.

"Ура! слышите, ура! Атака! Атака!" - взволнованно заговорили на подводах, завозились, подымаются.

"Не волнуйтесь, господа, это наши черкесы атаковали артиллерию",- вполголоса говорит проезжающий верховой. "Ура" оборвалось. Стало тихо. Как будто ничего и не было. В степи далеко трещат кузнечики. С черно- синего купола неба прямо в глаза глядят золотые звезды. На подводах тихий разговор:

"Сережа! видишь Большую Медведицу?"

-"Вижу... а вон Геркулес".

- "Геркулес, а я вот возчика вспомнил,- говорит, сворачиваясь под одеялом, Крылов,- ведь всего на одну подводу нас-то пролетела".

-"Да... на одну... он уже не стонет, должно быть, умер".

Обоз тронулся. Дует ветерок, то теплый, то холодноватый.

Ссылки:
1. ЛЕДЯНОЙ ПОХОД - ОТ ЕКАТЕРИНОДАРА ДО НОВОЧЕРКАССКА

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

Рейтинг@Mail.ru

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»