Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Ландау вроде поправляется после катастрофы

Ландау внешне изменился: стал энергичным, подтянутым. 18 декабря Дау сказал: "Я потерял год, но за это время я узнал, что люди гораздо лучше, чем я полагал." В то время он был еще оторван от людей. Поэтому радовался каждому, кто к нему приходил. Уютная, солнечная палата. В синем квадрате окна громада университета, здесь он совсем рядом, рукой подать. Дау на прогулке. Санитарка Таня Близнец открывает форточки. По телефону спрашивают, как себя чувствует Лев Давидович. "Хорошо. Сегодня, правда, день трудный. С утра, как проснулся, начал требовать своих учеников, физиков. Раньше он если и звал кого, так из друзей, а теперь - подай ему его ребят, и все тут: "Где Горьков ? Почему не приходит Алеша? А Володя Грибов сейчас в Москве?". Пришел Дау. Снизу позвонили, можно ли пропустить двух студентов. Дау сказал, что можно, но почему-то разволновался. Попросил, чтобы Таня помогла ему сесть в кресло. Вошли пятикурсники-физфаковцы: Валерий Миляев и Валерий Канер . Вначале они держались несколько скованно, но когда освоились, начали наперебой рассказывать о своих путешествиях по тайге, о занятиях. Глаза у Дау заблестели, он весь обратился в слух. Один Валерий нумизмат, он принес самые ценные экспонаты своей коллекции. "Это Ольвия",- поясняет студент. "Она находилась там, где сейчас Херсон. Нет, по-моему, где-то там, где Николаев,- поправляет Дау. Монета второго века до нашей эры,- студент смотрит на Дау, не возразит ли тот, и, осмелев, продолжает: - Ольвия основана в третьем веке до нашей эры. В шестом,- мягко уточняет Дау.

Когда умер Нильс Бор и сиделка Таня Близнец со свойственной ей заботливостью хотела подготовить Дау к этому известию, он сразу почуял недоброе. Лев Давидович, вы Бора помните?..- начала было Таня. С ним что-нибудь случилось? - перебил ее Дау с таким испугом, что она поспешила его уверить, что ничего не произошло. Дау узнал о смерти своего учителя лишь через несколько дней. Он стал грустный, задумчивый, вспоминал Копенгаген тридцатых годов, повторял любимые слова Бора. Медсестры - народ бывалый, им приходится наблюдать людей при таких обстоятельствах, когда нет ни чинов, ни привычных занятий и каждый как на ладони. Медсестры причислили Льва Давидовича к разряду людей с легким характером: чуть ему полегче - шутит, рассказывает стихи. В день рождения, 22 января 1963 года, Дау подарили статуэтку белого индийского льва из слоновой кости. Это теперь не я,- улыбнулся Дау. Ты. У тебя чудесное имя. Жалкое имя. Так звали нашего лучшего писателя. Единственное утешение... Дни шли за днями, все занимались своими делами, а Дау по-прежнему был в больнице. Иногда ему хотелось видеть кого-нибудь из учеников или друзей. - Позовите Абрикосова ! Он давно у меня не был. - Почему не приходит Карен Тер-Мартиросян ? Я очень хочу видеть Артюшу. К Дау зашел Лев Петрович Горьков . Дау очень рад. Речь зашла об именах.

- Капичник ? настоящий львятник,- смеется Дау.

- Я ? Лев, вы ? Лев и Питаевский

- тоже Лев. Имена - одна из излюбленных тем Льва Давидовича. Вспомнив, что родители Киплинга окрестили его Редьярдом в честь озера, на котором они познакомились, Дау начинает перебирать современные имена. - "Не от большого ума отец дал сыну имя Разум, - говорит он,- и странно звучит Трактор Михайлович или Юность Анатольевна. А одну девочку родители назвали Великий Рабочий! В школе ее звали Велирой, а повзрослев, она превратилась в Валентину. Так что в конце концов люди с фантастическими именами находят выход из положения. Да, признаться, вкусу очень мало у нас и в наших именах".

Ссылки:
1. ЛАНДАУ ПОСЛЕ КАТАСТРОФЫ 1962 г.

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

Рейтинг@Mail.ru

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»