Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Королев С.П.: работа над созданием ракетного самолета в РНИИ

Наряду с разработкой беспилотных крылатых ракет отец занимался созданием ракетного самолета . Им и его соратником Е.С. Щетинковым было показано, что самолет со связкой из трех жидкостных двигателей на азотной кислоте и керосине общей тягой 900 кг (три по 300 кг) будет обладать новыми качествами в сравнении с самолетами с поршневыми моторами: значительно большей скоростью полета при гораздо более высоком "потолке" и намного большей скороподъемностью. Это открывало важные перспективы для перехвата самолетов противника на больших высотах. Отец продолжал работать над обоснованием необходимости освоения человеком стратосферы при помощи пилотируемых летательных аппаратов и практическим созданием таких средств.

Попытка использования в качестве ракетоплана планера Б.И. Черановского " БИЧ-11 " с двигателем Ф.А. Цандера ОР-2 не удалась из-за несовершенства двигателя и изношенности планера, Королев не отказался от мысли о создании нового ракетоплана. Он решил сам разработать и построить планер, на котором можно было бы установить жидкостный ракетный двигатель. Такой планер, получивший индекс "СК-9" , спроектирован им в 1934-1935 гг. Постройка осуществлялась на московском планерном заводе Осоавиахима. Газета "На страже" сообщила 8 мая 1935 г., что Тушинский планерный завод "...принял к постройке двухместный планер конструкции С.П. Королева. Это - рекордный свободнонесущий высокоплан. Планер рассчитан на установку рекорда дальности".

К осени 1935 г. постройка планера "СК-9" завершилась. Конструкция его была целиком деревянной, сиденья пилотов располагались одно за другим. В качестве посадочного приспособления планер имел лыжу, амортизированную резиновыми кольцами. Он успешно прошел заводские испытания, выполнив ряд полетов как на буксире за самолетом, так и в свободном парении. 6 сентября 1935 г. в Коктебеле открывались XI Всесоюзные планерные состязания , где планер "СК-9" получил высокую оценку специалистов. В конце 1935 г. отцу наконец удалось добиться включения в план РНИИ на 1936 г. расчетно-проектных работ по ракетному самолету . В те годы уже отчетливо просматривался грядущий кризис авиации с поршневыми двигателями, ставившими принципиальные ограничения дальнейшему увеличению скорости и высоты полета, и это способствовало тому, что работы по ракетному самолету были - пусть не в числе приоритетных - поддержаны. Е.С. Щетинков и отец составили документ "Объект * 218. Тактико-технические требования на самолет с ракетными двигателями (ракетоплан)". В нем отмечалось:

"1. Ракетоплан разрабатываемого типа предназначается для достижения рекордной высоты и скорости полета.

2. Ракетоплан является экспериментальной машиной и предназначается для получения первого практического опыта при решении проблемы полета человека на ракетных аппаратах".

Предполагалось, что экипаж будет состоять из двух человек, будет иметь скафандры и кислородные аппараты, причем "конструкция кабины ракетоплана должна допускать возможность для экипажа в случае необходимости прибегнуть к помощи парашютов". По расчетам наибольшая высота полета ("потолок") аппарата должна была быть не менее 25 ООО м, наибольшая скорость горизонтального полета на высоте 3 ООО м - до 300 м/сек. Документ был подписан кроме двух авторов начальником второго отдела А.И. Стеняевым (отсюда индекс объекта: отдел 2, тема 18), а 2 февраля 1936 г. завизирован Г.Э. Лангемаком и утвержден И.Т. Клейменовым . На заседании технического совета РНИИ 16 июня 1936 г. отец сделал доклад о проекте ракетного самолета. К этому времени были выполнены основные расчеты и эскизные проработки, но отсутствовал подходящий двигатель. Чтобы не стоять на месте, отец предложил в качестве первого этапа создания ракетного самолета испытать в ближайшее время двигатель небольшой тяги на планере. Это предложение приняли в качестве внеплановой работы и экспериментальному ракетоплану первого этапа присвоили индекс "РП-218-1". Наиболее реальной представлялась доработка под него планера "СК-9" , аэродинамические и прочностные характеристики которого допускали установку на нем ЖРД. Из разрабатывавшихся двигателей решено было использовать конструкцию В.П. Глушко тягой 150 кг. Таким образом, давняя идея отца о создании ракетоплана вновь получила реальную перспективу.

С.П. Королев вместе с Е.С. Щетинковым усиленно занимался ракетопланом. Им обоим хотелось ускорить эту работу, и расчеты Евгений Сергеевич выполнял, даже будучи в санатории под Ленинградом. Отец дважды специально приезжал туда к нему для обсуждения состояния дел и полученных результатов. По возвращении Е.С. Щетинкова в Москву они принялись за разработку эскизного проекта ракетоплана. Почти каждый вечер Евгений Сергеевич, который жил неподалеку, приезжал после работы на Конюшковскую и пешком, иногда заполночь, уходил потом домой. При наличии смежных комнат это доставляло много неудобств, так как мужчинам приходилось проходить через комнату, где уже спали мы с мамой. Поэтому решили "прорубить" дверь из кабинета отца в коридор. Это было сделано дружной бригадой в составе Максимилиана Николаевича , Евгения Сергеевича и отца, который считал себя наиболее опытным в таком деле. С помощью ручной пилы они выпилили узкую дверцу, через которую можно было пройти только боком, но тем не менее это был отдельный вход. Дверь между комнатами закрыли, превратив их таким образом в изолированные. Теперь мужчины могли засиживаться допоздна, никому не мешая.

После решения, принятого техсоветом РНИИ в июне 1936 г., началась переделка "СК-9" под ракетоплан. Место второго пилота ликвидировали. Теперь там должны были размещаться топливные баки для двигателя, устанавливаемого в хвосте планера. Одновременно в бригаде В.П. Глушко велась отработка двигателя ОРМ-65 . Он предназначался для ракеты "212", но на этапе наземной методической отработки его можно было использовать и в ракетоплане. Важность создания летательного аппарата с ЖРД для военно-воздушных сил подтверждалась заключением, выданным в ответ на запрос института кафедрой тактики ВВА им. Н.Е. Жуковского 11 января 1937 г.: "Самолеты с РД дают вполне реальные основания предположить, что в них могут быть осуществлены летно-технические данные, дающие резкое превосходство над самой совершенной техникой противника". Военно- воздушная академия и другие организации дали ряд предложений по проекту ракетоплана, в том числе по обеспечению жизнедеятельности пилота, что всегда было предметом особых забот отца. Его работам в институте придавалось тогда серьезное значение, и в 1936 г. под руководством отца там был создан новый отдел, в задачи которого входила разработка ракет и реактивных пилотируемых летательных аппаратов. В отчете РНИИ за 1936 г., фамилия С.П. Королева названа в числе шестнадцати специалистов, которые являлись "ведущими кадрами, определявшими своей работой научное лицо института". В 1937 г. несмотря на ожидане ареста , Королев продолжал работать над созданием ракетоплана. В апреле 1938 г. его стендовые испытания в основном завершились. Отцом же была составлена "Программа внестендовых испытаний ракетоплана, объект "218-1"", 26 мая 1938 г. подписанная начальником группы * 2 В.И. Дудаковым . Программа включала наземные испытания ракетоплана, испытания его в безмоторном полете, а также в полете с работающим ракетным двигателем. Уже было проведено около тридцати наземных огневых испытаний, большинство из которых выполнялись отцом. Летные испытания отец тоже собирался проводить сам, что еще раз свидетельствует о том, какое значение он придавал решению проблемы полета человека на ракетном аппарате.

Ссылки:
1. КОРОЛЕВ С.П.: РАБОТЫ ПО СОЗДАНИЮ РЕАКТИВНОГО САМОЛЕТА

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

Рейтинг@Mail.ru

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»