Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

1927 Дневник Игоря Головина: 14 лет

12 марта (27 февраля) Суббота. 27 февраля мне минуло 14 лет. В подарок я почти ничего не ожидал, но получил от папы грандиознейший из всех подарков в моей жизни: это фотографический аппарат со всеми принадлежностями. От Олега я получил журнал "Наука и техника". Но, получивши аппарат, я совсем забыл о журнале. В тот же день я хотел попробовать фотографировать, но оказалось, что все пластинки сброшены. Вечером папа показал мне, как проявляют, и проявил снимки, сделанные за одиннадцать лет до проявления. Это были последние папины снимки, на которых он снял дедушку в гробу. Проявлением мы занимались до одиннадцати часов вечера. 13 марта. Сегодня днем я фотографировал Олега с Лелей на дворе и тетю Мари в комнате около моего стола. Вечером, проявив, я увидел, что оба негатива вышли хорошо, но негатив, снятый в комнате, я не додержал в проявителе, и он оказался мутным. 14 марта. Негативы не высохли, и мне не удалось их напечатать, но зато я напечатал со старого негатива детскую, снятую папой в 1914-м или 15-м, а может быть, 16-м году. Это очень хороший негатив, но, к сожалению, треснут. 15 марта. Сегодня ночью я вставал смотреть, каковы негативы, но они оказались мокрыми. К утру высох комнатный негатив, и я его отпечатал, но, благодаря нелепости, ничего не вышло. 16 марта. Сегодня я ходил к Борису Николаевичу . Мы начали химию. Сидя на дворе, я отпечатал первый снимок двора. Придя в комнату, его зафиксировал (закрепил), но, к моему огорчению, он потускнел. После лежания я забрался в уборную и начал фиксировать детскую. Но оттуда меня скоро выставили, и я перебрался в ванную. Но и детская потускнела. Когда папа пришел, то я сказал ему это, и он знал, что они тускнеют, и сказал, что снимки нужно держать до тех пор, пока они не покажутся чересчур черными. Сегодня утром до того, что я ходил к Б.Н., я снимал Олега с Люсей в саду у дровяного двора. В воскресенье надеюсь проявить. 17 марта. Сегодня 2 градуса тепла, но нет солнца. В 4 часа я должен пойти к Б.Н. в кабинет определять удельный вес воздуха. Удельного веса воздуха я не определял, т.к. Б.Н. боялся, что паровой машины Уатта не будет, и я не смогу ее зарисовать. Машину я успел набросать, но увидел также еще динамо-машину в ходу. Она снабжает кабинет постоянным током, которым заряжают, между прочим, аккумуляторы. 20 марта. Сегодня утром я не пошел в церковь, т.к. немного простужен. В половине двенадцатого я фотографировал маму в столовой. Затем я начал проявлять. Я забрался в Манолину комнату, завесил при помощи палок красными занавесями. В это время пришла Наташа и вернулся домой Олег . Он пришел ко мне и пригласил Наташу. Первым я проявил дровяной двор, снятый в среду. Он удался хорошо, но во время снимания я держал аппарат наклонно, и на фотографии все косо. Проявление у меня длится очень долго потому, что проявитель довольно слабого раствора. Весь обед негатив пролежал в проявителе. После обеда я положил его в закрепитель и стал проявлять мамин снимок. Он проявился очень быстро и оказался очень ясным по сравнению с моим первым негативом. Часов около пяти пришел Шура Борхман . Сначала он посидел немного со мной, но потом пошел в столовую, и я остался в "каморке" один. Аппарат я зарядил на 10 пластинок - две старых, бывших в аппарате, и 8 новых. Две оставшиеся рамки я вставил тоже в аппарат. У Шуры есть тоже аппарат, он его нашел однажды зимой в снегу. У него аппарат с катушкой, на которую наматывают пленку на 8 фотографий, аппарат небольшого размера, так что его можно носить в кармане... 21 марта. Негативы я поставил сушиться вчера вечером. К утру оказалось, что негатив, на котором были сняты Олег с Люсей, погиб. На самой середине пленка потекла и образовались огромная дыра на месте Олегиной головы и громадная черная капля на груди. Но мамин негатив хорош. Чтоб они быстрее сохли, я поставил перед каждым по свече из предназначенных для красного фонаря. К обеду негативы высохли, и я поставил мамин печататься, но было уже поздно, и почти ничего не вышло, и я оставил печатание до завтра. На уроке рисования мы продолжали рисовать кувшин... 22 марта. Сегодня утром Б.Н. не пришел. Маму я отпечатал довольно хорошо, на одной бумаге вышло неважно, но на другой-хорошо. Сейчас печатается дровяной двор, но очень медленно. Сейчас я лежу после обеда. 23 марта. ...он ( Б.Н. ) пришел сегодня ко мне с опозданием. Мы занимались только химией, потому что он вместо задачника взял сочинения Джека Лондона. Перед его уходом я показал ему мои негативы. Он сказал, что для начала они хороши, но плохо промыты от солей, и если их теперь не промыть, то они в скором времени погибнут. Вечером я занимался музыкой с Ольгой Константиновной . Она нашла, что я приготовил хорошо уроки, да и немудрено, ведь я целую неделю сижу дома. Сегодня я допечатал ф. N 3 и начал печатать ф. N 2. 24 марта. Сегодня утром я встал в половине восьмого и стал перечерчивать с наброска на ватман паровую машину Уатта. В 12 часов я закрепил ф. N 2 и ф. N 3 и в половине второго наклеил их [в дневник]. Вечером папа достал свои негативы, из них много изумительных. Всего в трех коробках 45 штук. Кроме негативов папа дал мне оставшийся у него закрепитель в порошке магазина Рюмина. 25 марта. Сегодня я отпечатал два папиных негатива. Гороховский переулок из окна столовой и дом госпиталя и госпитальной церкви в Архангельске, в котором работал врачом мой прадедушка Федор Иванович Головин . Они отпечатались очень хорошо, но я их не закрепил еще, так как нет нужного вираж-фиксажа. От Веры Вячеславовны я узнал, что нельзя одним и тем же фиксажем закреплять негативы и отпечатки... После я снял две группы в саду. Первую это: Симу, Аню, Веру, Катю, Люсю и Олега и вторую: Люсю, Олега, Колю Ч., Катю и Корнюшку. 26 марта. Еще вчера вечером я решил, что мне надо сегодня съездить купить солей. Утром я чертил, а попозднее, часов в половине одиннадцатого, поехал к Мюру и Мерилизу . Там я купил вираж-фиксаж, кислый фиксаж и проявитель. Кислый фиксаж и проявитель стоят по двенадцать копеек, а вираж-фиксаж двадцать две. Приехав домой, я играл на рояле и пошел во двор. На дворе сегодня довольно тепло и хорошо тает. Когда Галя и Туся переносили от нас книги к Александровым, то Галя уронила половину книг в лужу. Сегодня я готовил к урокам по географии Германию: страна и положение. По геометрии описал делительный циркуль, и по немецкому- образование глаголов. 27 марта, воскресенье. Сегодня я встал довольно рано и стал доканчивать приспособление кишки для промывки негативов. В половине двенадцатого я пошел с Олегом в церковь и пробыл там до половины первого... Возвратясь домой, я стал сгибать стеклянную трубку для поворота кишки.

В это время вернулись Олег с папой и принесли журнал "Наука и техника"... В пять часов явился ко мне Сережа, и когдая встал, мы стали приготовляться к проявлению. Выпив чай, мы забрались в ванную и принялись [проявлять]. Из старых негативов ничего не вышло, но новый вышел очень хорошо, как еще ни один не выходил. С восьми часов до девяти негативы мамин первый и последний лежали в проточной воде, затем я поставил их сушиться, но во время сушки ковырнул нечаянно пальцем Олегину грудь и Люсин бок.

28 марта. Прямо безобразие, я сегодня проснулся в девять часов! Новый негатив не высох, но старые очень хорошо [просохли]. К двенадцати часам высох и он, и я поставил печатать. Снимая с окна в кухне, я уронил рамку с негативом и разбил ее. К моему удивлению, негатив остался цел, но рамка - капут. Я ее сейчас же склеил и опять стал продолжать печатать. Отпечаталось восхитительно, не знаю, как закрепится. Сегодня был третий урок, что мы рисовали кувшин... 3 апреля, воскресенье. Вчера я получил пригласительный билет на открытие выставки художников-реалистов. Но я этим не был совершенно обрадован, а, скорее, рассержен, или, вернее, огорчен. Когда мама услышала это, то пришла в восторг и сказала, что, если бы не было устроено сегодня этого приглашения, то она непременно пошла бы. Сегодня я встал "по-воскресному", т.е. в половине десятого. Мама спросила меня: "Ну, как, поеду я или нет?" Я сказал недовольным тоном: "Посмотрим". Папа был все утро очень весел и, наверно, когда узнал, что у меня нет желания ехать, был сильно огорчен.

Я согласился уже ехать, но мы дошли только до трамвая, и я возвратился назад, т.к. забыл наколенник, и папа уехал один. Мне было невесело, и я даже всхлипнул оттого, что расстроил общее настроение. Маноля в это время чертил проектируемый дом, а я предложил Леле сняться. Она с радостью согласилась и поставила кукольный стол с чашками, притащила самоварчик и кукол с мишкою и села. Я возился довольно долго, наводя на нее аппарат и выбирая подходящее освещение. С освещением было дело плохо, так как не было солнца. Маноля помогал мне усаживать ее. После этого снялся я с тетей Верой. Я навел аппарат, поставил надлежащее освещение и выдержку, а Аня щелкнула. К обеду вернулся папа. После обеда, пока я еще лежал, пришел Митя Неклюдов. Когда я встал, мы отправились втроем (я, Олег и Митя) проявлять. Леля проявилась довольно хорошо, но, так как я снимал ее на старой пластинке, есть некоторые дефекты. Я с тетей Верой вышел довольно хорошо, но лица вышли односторонние, благодаря освещению (фотография, как и все остальные, была вклеена в дневник). Проявление я закончил довольно быстро... 4 апреля. Сегодня мы проснулись в 10 часов, и весь день исчез без следа. Утром я отпечатал меня и тетю Веру. На уроке рисования мы закончили кувшин. 5 апреля. У нас уже около месяца развиваются планы о поездке на юг. Это уже в третий раз: первый раз - в год моего возвращения из санатория, второй раз - осенью 1925 года. Но теперь эти планы приняли совсем иной характер. Прежде это были только мечты, но теперь мама уже ездила узнавать о ценах и послала письмо в Анапу к домовладельцу или владелице со сговоркой о ценах. Эти планы крепнут, и теперь мы уже все в осуществимость их верим... 6 апреля. Сегодня я ходил к Б.Н. Занимались мы химией и составили на завтра план работы в кабинете - определение удельного веса воздуха. 7 апреля. В четверг я был в кабинете и определял удельный вес воздуха. Определял я двумя способами так: взял колбу, налил в нее до четверти воды и поставил над газовой горелкой. Дал воде больше пяти минут кипеть и потом, не охлаждая, герметически закупорил и быстро охладил под краном, затем взвесил. Взвесив, я открыл, дал войти воздуху и взвесил опять. Оказалось, с воздухом на 0,89 г тяжелее. Затем измерил при помощи мензурки количество воды и вместимость колбы. Зная все это, я узнал удельный вес.

Вторым способом я определил так. Взвесил колбу с воздухом и затем, при помощи воздушного насоса выкачал, сколько смог, воздуха и взвесил. Колба оказалась на 2 г легче. Потом опустил колбу горлом в воду и открыл. Вода вошла настолько, насколько был выкачан воздух. Измерив количество вошедшей воды, я узнал удельный вес воздуха. Третьим способом я не успел. 8 апреля. Время летит, как ураган. Смотришь - раздень, два день, тридень. Только чеканятся дни да недели. Пасха приближается на усиленных парах. Не успеешь оглянуться, она уже будет позади. 10 апреля. Вчера я снимал тетю Мари для удостоверения личности и Лелю в саду. У нас только и думают все о поездке. У меня какое-то необъяснимое стремление туда. Когда я вчера лежал при открытом окне и ничего не делал, у меня было такое чувство, которое бывает, когда кто-нибудь обещал что-то очень интересное и достает его, но долго копается, так что иссякает всякое терпение. Я совершенно не знаю, что будет со мной, если мы не поедем. Мне кажется, что тогдая не буду ни во что на свете верить..? Может быть, не поедем??????!!!!??? Сегодня утром я снял Марью. Я рассчитал, что для того, чтоб летом сделать 36 снимков, мне нужно 7 рублей. Четыре рубля я надеюсь получить от мамы, которые она у меня взяла. Полтину от Марьи за снимок. Полтора рубля за снимки ребят, которые собираются сняться. Это уже шесть рублей, а последний надеюсь собрать как-нибудь. 11 апреля. Сегодня я отпечатал Марью, сад и под конец тетю Мари. Она вышла очень хорошо. Сегодня 10* тепла на солнце. В саду я увидел первый раз учение студентов стрельбе. Рисовали мы с натуры, в саду. Я с Таней рисовал тополь, находящийся около избушки. Мама была днем в магазинах и купила материалов для платьев и рубашек... 29 мая, воскресенье. Наконец мы в Анапе ?! Не может быть! Но нет, это правда. Уже неделя, как мы выехали из Москвы. В вагоне эти два дня и три ночи тянулись невероятно долго, ложились мы часов в восемь, а вставали в четыре... Еще на станции мама слышала, что за пять верст до Анапы будет видно море. На этом записи Игоря кончаются. На первой с конца страничке тетради записан марш Буденного "Мы красные кавалеристы, и про нас... "- это была потом первая песня, которой И.Н. обучил своего сына Дениса .

Ссылки:
1. Дневник (Игорь Головин, 11 лет)
2. ЖИЗНЬ ГОЛОВИНЫХ 1913-1931 гг. (по дневникам Н.А. и И.Н. Головиных)

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

Рейтинг@Mail.ru

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»