Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Как Федосов пытался выяснить у министра, каким должен быть директр НИИ

А ведь мне нужно было знать, насколько правильно мы ведем институт в море этих проектов, научно-исследовательских работ, верно ли строим свои взаимоотношения с подрядчиками и заказчиками? К тому же опыта руководящей работы в силу не такого уж большого возраста у меня было маловато, а ответственность все возрастала. Наконец, я решился попросить его о встрече и позвонил по телефону:

- Петр Васильевич, не могли бы вы меня принять в удобное для вас время? Надо отдать должное П. В. Дементьеву , что никогда ни в одной просьбе он мне не отказывал. Он был очень пунктуальным человеком и, если назначал встречу, то принимал тебя точно в намеченное время и никто не имел права помешать беседе. Я хорошо понимал, что пользоваться таким его отношением часто нельзя - министр есть министр, он загружен делами государственной важности - и поэтому только в исключительных случаях шел на этот шаг. Но и Дементьев, видимо, считал, что если я просил о встрече, значит, вопрос важный, иначе Федосов бы не обращался к нему напрямик. И вот - первый мой такой визит, и я говорю ему:

- Петр Васильевич, уже почти год, как я занимаю должность начальника института, но до сих пор не понимаю, как же мне работать с министром. Я что, должен готовить вам какие-то аналитические справки по состоянию вооружения, писать докладные записки, о чем-то информировать лично?

Нужны ли вам какие-то мои доклады?? Он выслушал, внимательно посмотрел на меня, выдержал паузу и говорит:

- Знаешь, если ты будешь вкалывать в день по 12-14 часов, получать каждый год по инфаркту, не иметь отпусков, а товарищи Бисноват, Ляпин, Березняк, Грушин и другие наши основные разработчики оружия будут работать плохо, то ты - плохой начальник института. А если ты будешь находиться на службе 5-6 часов в день, ездить, как начальник ЛИИ товарищ Уткин , по четыре раза в год в отпуск, на рыбалку, на охоту, и при этом гулять 48 дней, которые тебе положены по закону, а у товарища Бисновата все будет идти хорошо, так же, как и у Ляпина, Грушина, Березняка, значит, ты - хороший начальник института. Ты понял?

- Да.

- И при этом заруби на носу,- продолжал он тем же назидательным тоном,- что никакой начальник, который встретится тебе в жизни, никогда не потерпит, чтобы ты обращался к нему с какими бы то ни было бумажками. Потому что, тем самым, ты перекладываешь ответственность со своих на его плечи.

Ты формулируешь некий взгляд или обозначаешь какие-то недостатки - если о них устно скажешь - это одно дело, но если ты письменно изложил какую-то мысль, то уже как бы просигналил о чем-то и переложил свою ответственность на него. А ведь она лежит только на тебе. Ты понял?

Я говорю:

-Понял, Петр Васильевич. И ушел. Я действительно укрепился в той мысли, что основная задача начальника института - отвечать не только за свой коллектив, а за всю подотрасль (в нашем случае - за подотрасль авиационного вооружения). Он должен формировать ее идеологию, обеспечить научно-техническое сопровождение разработок и сделать все возможное, чтобы успех сопутствовал главным конструкторам систем. Это - главная цель. Если эти конструкторы и их разработки будут терпеть фиаско, то как бы хорошо институт ни работал, он - не нужен.

Прикладной НИИ необходим только для того, чтобы работала подотрасль. Выработав для себя такую позицию, я следую ей всю жизнь, а к Дементьеву с вопросами на эту тему больше не обращался. Впрочем, он был настолько своеобразный человек, что, хочешь - не хочешь, а многие из его "уроков жизни" мы усваивали непроизвольно.

Петр Васильевич, к примеру, хорошо владел метким словом. Порой оно у него звучало грубовато, зато отличалось остротой и точностью. Помню, когда я однажды процитировал одного из высоких командиров ВВС, он усмехнулся:

- Ну, тоже мне, Маркса нашел! А еще запомнился эпизод, когда перед выступлением на каком-то заседании коллегии МАП, он попросил Р. А. Белякова :

- Ты, когда будешь выступать, похвали Кутахова . В кабинете Дементьева мы сидели втроем. Это был период, когда у МиГ-23 дела шли плохо, "трещали" крылья, испытания срывались и Ростислав Аполлосович имел ряд претензий к Кутахову, который только-только занял пост главкома ВВС .

Беляков говорит: - Да ну, Петр Васильевич, что я буду расхваливать Кутахова? Не рано ли? Дементьев выдержал паузу, потом посмотрел на него и сказал: - А тебе что, жалко, что ли?

Ссылки:
1. f22
2. СЕМИДЕСЯТЫЕ ГОДЫ: ФЕДОСОВ НАЧАЛЬНИК НИИ-2, МОДЕЛИРОВАНИЕ, СТРАТЕГИЧЕ СКАЯ АВИАЦИЯ

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

Рейтинг@Mail.ru

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»