Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Последний, четвертый, пуск Н1-Л3 N7Л

Кроме стреляющих, находящихся в бункере, никто по-настоящему старта не видел. Под землю не проходил грохот огневого шквала. Но отчетливо слышны были доклады с ИП-1:

- 50 секунд! Тангаж, рыскание, вращение в норме. Полет нормальный.

- 95 секунд! Двигатели центра выключены. Полет нормальный.

- 100 секунд! Полет нормальный. Так и должно быть. На время 94,5 секунды по программе выключаются шесть центральных двигателей блока "А". Неужели проскочили? Я в который раз бросаю взгляд на свою шпаргалку, где раписаны по времени основные этапы полета. Все внутри сжимается в ожидании доклада о разделении и запуске блока "Б". Это должно произойти на 113-й секунде.

- 110 секунд... сбои! Сбой информации. Потеря информации по всем каналам! Информация с "борта" после доклада о сбоях так и не восстановилась. Уже ясно. Не проскочили! Авария на первой ступени. Теперь авария всего за несколько секунд до включения двигателей блока "Б" и разделения.

Память и записи восстанавливают события к 15 часам 24 ноября. Техническое руководство и Госкомиссия - все мрачные, не спавшие ночь, убитые общим горем, собрались в городе, в зале вычислительного центра полигона. Сюда во время полета поступала телеметрическая информация. Уже проведена ее первая экспресс-обработка автоматической системой, которую разработал НИИ измерительной техники . Мы ждем докладов. Самый первый, предварительный доклад делает подполковник вычислительного центра. Он и его товарищи не спали больше суток.

- Двигательные установки блока "А" до времени 106,94 секунды работали нормально. При старте выход всех двигателей на главную ступень прошел в соответствии с расчетом. На момент времени 94,5 секунды по команде системы управления прошло выключение шести центральных двигателей. Это предусмотрено программой. На время 106,94 секунды по всем 24 периферийным двигателям ничего ненормального не выявлено. Поведение новых рулевых двигателей также нормальное. На двигательную установку блока "Б" для запуска второй ступени никаких команд не поступало. После времени 106,9 секунды успели записать резкий спад давления в баках окислителя и горючего. Автомат стабилизации за время полета обеспечивал устойчивый полет. Углы вращения и рыскания незначительные.

После 107-й секунды информации по блоку "А" нет никакой. По верхней гироплатформе до обрыва связи на 110-й секунде зарегистрированы резкие отклонения по всем трем осям до 18 градусов. После 110-й секунды БЦВМ регистрирует аварийную ситуацию. Система КОРД аварийных сигналов на выключение двигателей до времени 106,7 секунды не подавала. Это еще раз подтверждает нормальное функционирование двигательной установки. Пока не ясно, прошла ли команда САС . В сбоях как будто было изменение уровня - требуется дополнительная проверка. По датчикам конструкции зарегистрирован всплеск перегрузок на силовом кольце на момент времени 106,95 секунды. Наибольшие перегрузки во второй плоскости. Через 0,05 секунды после всплеска перегрузок по всем каналам обрыв информации.

Алексей Богомолов перебивает:

- Кроме нашей сантиметровой линии. Передатчик стоит на блоке "В", он продолжал работать до 282-й секунды, на падающей и горящей ракете! Сантиметры прошли сквозь плазму!

- Это правильно, - подтвердил докладчик и продолжал:

- Телеметрическая система блока "Б" вышла из строя на момент времени 107,28 секунды, то есть на 0,33 секунды позже, чем телеметрия блока "А". Предварительный вывод: до времени 106,95 секунды все бортовые системы ракеты работали нормально. Замечаний по работе систем и агрегатов нет. Точнее, на момент времени 106,97 секунды возникло ударное воздействие в районе между второй и первой плоскостью силового кольца блока "А". Сразу за этим последовали сбои по всем каналам, а затем и полный обрыв связи по всем радиосистемам. Сантиметровую линию еще не расшифровали. После доклада, который все слушали в тишине, словно речь у гроба, несколько минут длилась шоковая пауза. Постепенно возникало обсуждение, переходящее в локальные споры. Посоветовавшись с министром, я объявил: -

Из доклада ясно, что причина аварии пока не лежит на поверхности. Необходимо время, чтобы каждая служба провела тщательный микроанализ всей информации по каждой системе. Кто совсем не спал, пусть пару часов отдохнет, чтобы завтра, 25-го, в 15 часов здесь же мы собрались и заслушали: Дегтяренко - общий анализ; Чуркина - о работе телеметрических систем РТС-9 блока "А" - там находится 28 локальных коммутаторов в разных зонах; Богомолова - о работе телеметрической системы "Орбита"; Комиссарова - о работе телеметрической системы БРС-4; Танаева - по работе всех двигателей; Присса - по анализу системы управления; Никитина - по общему анализу работы радиосистем. Наиболее беспристрастного и объективного Валентина Яковлевича Лихушина , директора НИИ тепловых процессов (бывший НИИ-1 в Лихоборах) , я попросил вести независимую экспертизу. Правда, моя просьба оказалась излишней: он уже получил соответствующее указание от министра. Райков отвел меня в сторону от спорящих и, волнуясь, сказал:

"Я успел просмотреть вместе с нашими ребятами то, что надо, и уверен: взорвался кислородный насос четвертого двигателя". По моей просьбе Рязанский дал поручение Анатолию Чуркину произвести привязку телеметрической информации разных систем к единой системе времени. Это было выполнено с гарантией точности до 0,1 микросекунды.

Ссылки:
1. Н1: ПОСЛЕДНИЙ ПУСК

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

Рейтинг@Mail.ru

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»