Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

ОРЛОВ ОЛЕГ ЮРЬЕВИЧ Выпускник 1956 года: стихи

Слишком стремителен южный день.

Помни и не тяни...

- Всё, что угодно, лишь бы в тень,

Хоть бы минуту в тени! -

Тени нет, и единственный звук -

Крови, бьющей в висках.

Пекло, и молча дрожит вокруг

Мёртвое море песка.

...Червём сомнений, червём тоски

Выплывет ЗБС.

Господи, есть же другие пески,

Есть же прохладный лес...

В пойме упасть в траву над рекой...

Купол безоблачно-синий...

Сосны... Птицы... Поля... Покой...

Листья дрожат на осине...

В прохладный песок из прохладной воды

Ляжешь и греешься в полдень прохладный..

...А ну, кончай. Здесь шаг до беды.

Давай, выбирайся из ада.

В запавших глазах из торчащих скул -

Море, море песка.

Падай и корчись, как саксаул.

Ни тени, ни ветерка.

- Тени... ветра... воды, воды!..

Кончено.

Был таков.

Прохлада вечера до темноты

Падёт отпущеньем грехов.

Ночь накроет саваном тьмы,

Всякую мразь поднимет на ноги -

Напустит мокриц, чтобы был умыт,

Лицо ощупают пальцы фаланги.

Прими, о Господи! его душу.

А тело...

Когда остынет,

Набьёт за щёки, в глаза и в уши

Ветер песок...

Пустыня.

1954 "дедовщина"

У нас в институте царит дедовщина! -

Засилие дедушек разного чина:

Матёрых дедов,

Дед Морозу подстать,

И всяких, кто только мечтает им стать.

Пора бы, ввиду двадцать первого века,

Подумать и нам о правах человека,

И поинтересоваться у нас:

Что белее дедушек радует глаз?!

Вот раньше, в какой институт ни войдёшь,

Повсюду, бывало, кишит молодёжь;

А нынче всё дедушки, дедушки, дедушки...

Что же вы, юноши?

Где же вы, девушки?! "скоро снова лето"

Скоро снова лето, скоро снова лето,

Просто невозможно не заметить это:

Стали дни длиннее, стала ночь короче,

А случись, что вьюга - страшно, но не очень,

Будто эта вьюга - только для испуга,

А не так, как было, что мороз и вьюга!

Мы гуляем долго с няней, бабой Верой,

А весь снег в округе стал сырой и серый;

На асфальте серо, на площадке - сыро,

И сугробы в дырках, как кусочек сыра!

Из подъездов снова выползли бабульки,

И на солнце с крыши падают сосульки.

Всё совсем недавно было белым-белым,

Словно на бумаге рисовали мелом;

А теперь на солнце даже лёд растаял,

И куда-то делась свирестелей стая,

Может быть на север?

К северным медведям?

Скоро все мы тоже за город поедем!

За город, в деревню, где гуляет ветер,

Носятся собаки и играют дети;

Сразу за забором - лес и луг зелёный;

На лугу зелёном - маленький телёнок,

У телёнка ушки, мокрый-мокрый носик,

Он ладошку лижет и горбушку просит...

...В небе синем-синем - журавли и гуси...

На крылечке ветхом греются бабуси...

Ветхое крылечко, дом косой и древний...

Господи, скорей бы лето - и в деревню!..

"дразнилка"

А кто не поздоровался,

Того как будто нет!

Никто не знает даже,

А есть он или нет?

Никто его не видит,

Не может дать конфет,

Ведь вовсе неизвестно:

А есть он или нет?

И ежели, голодный,

Попросит дать поесть,

Откудова известно,

Что вообще он есть?

Ведь кто не поздоровался,

Того как будто нет!

А значит, он не может

Явиться на обед.

Никто его не слышит,

Когда он говорит,

И даже если плачет,

Что дом его горит.

И даже если спросит,

Никто не даст ответ:

Ведь кто не поздоровался,

Того как будто нет! "свеча" Романс

Если я кому-то свечу,

Грею, может даже обжёг -

То всего лишь сказать хочу,

Потому что свою свечу

Кто-то светлый во мне зажёг.

Если я другим и свечу,

Или, может, грею других,

Это я за счастье плачу,

Что купаюсь в лучах твоих.

Если светит моя свеча

Освещая что-то другим, -

Я-то знаю, она горяча

Отражённым светом твоим.

Хоть и свет твой не для меня,

И нельзя - ни при свете дня,

Ни при солнце, ни при луне,

Ни при жёлтом свете свечей -

Не дадут наглядеться мне

В Зазеркалье твоих очей.

И когда чуть шепчут листы -

Я же даже и не шепчу, -

Неужели не слышишь ты,

Неужели не слышишь ты -

Это я о тебе молчу?!

И лечу я к тебе, и кричу,

Как кричат в закрытую дверь,

И тебя об одном молю -

Да не дуй же ты на свечу!

Да поверь же ты мне, поверь,

Что любил я тебя и люблю

Как всегда - и тогда, и теперь! "прощай"

Не придешь на мою панихиду,

А на день рожденья тем более;

И узнав, не покажешь виду

Если весть отзовется болью.

Время слёзы и кровь просушит.

Ветер пряди цветов растрепет.

Неужели же снова в души

Не вернётся восторг и трепет? Публикуется впервые И в двадцать лет Я старости боюсь... биофаковцам

Пусть вкралась в списки биофаковцев неточность -

Не все пришли, забыт иной собрат,

Но мы собрались.

В чем же наша общность?

Что наши общие легенды говорят?

Ведь мы, поверьте, - разные растенья,

Из разных мест, из разных зон и стран,

Не совпадаем сроками цветенья,

В одном саду порою тесно нам.

И, иногда встречаясь, пробегая,

Мы говорим не важное, не то,

Так в чём же общность, в чём же суть иная,

Чем сущность списков, сроков, возрастов?

Возможно, есть она в воспоминаньях

О лекциях, о разных чудаках,

Что их читали нам, не понимая,

Что мы не слушаем. Возможно, это так.

Быть может, общность в сказочных рассветах

У тлеющих задумчивых костров...

Но знайте! Общность всё-таки не в этом,

Она в другом. И приговор суров!

Есть общность судеб и предначертаний -

Участвовать в иных, больших делах,

Раскрыть для нас запрятанные тайны

И победить внушённый кем-то страх.

Но это тоже всё потом растает

И утечёт, как талая вода...

Уж мы-то знаем всё,

Про то, что с нами станет, -

А БИОФАК - вот это навсегда!

Мы - биологи-материалисты.

"апельсины"

Кто-то купил на рынке

Желтые апельсины.

Поставил в большую чашку

Под лампочкой, на столе.

Они заблестели мильоном

Клеточек-точек-росинок,

Напомнили что-то далекое,

Летнее в феврале.

А ночью ветер из форточки

Донёс апельсиний запах,

И сны ворвались внезапно,

Будто взломали дверь,

Приснились лохматые пальмы,

Фламинго и жёлтые цапли,

Приснились бананы и манго,

Песчаные дюны и прерии.

Примчалась из далей сонных

Сказка о трех апельсинах,

На желтом ковре-самолете

Из облаков принеслись -

Добрый чудак Панталоне,

Бригелла и Труфальдино,

И, всё перепутав, явился

Оранжевый Рейнеке-Лис...

Вот что наделали желтые,

Лежащие ровной горкой,

Посланники дальнего юга

И ласковых синих небес,

Такие иссладко-кислые...

И всё же, чтоб не прогоркли,

Придётся, наверно, проснувшись,

Их утром за завтраком съесть!

* * *

Я дышу, я пишу,

На бумагу летят моего настроения строчки..

Их же не было -

Где же я взял напрокат

Эти фразы, кавычки и точки.

Это словно роса

На узорах цветов -

Налетела, упала, осела,

Вот и день за росою примчаться готов -

А откуда - не в этом же дело!

Ссылки:
1. Орлов Олег Юрьевич

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

Рейтинг@Mail.ru

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»