Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Десятилетие Хрущева: провал или время надежд

Новый, 1966 год мы с женой встречали у близких друзей. Окна их квартиры выходят на Фрунзенскую набережную Москвы-реки. Перед нами открывалась панорама заснеженных ледяных аллей Парка культуры имени Горького, по которым скользили фигурки конькобежцев. Гирлянда разноцветных лампочек, светящийся круг "чертова колеса"... Все это буйство красок и света обрамлял не по-городскому темный Нескучный сад. И то, и другое - свет и чернота,- как сказка о добре и зле, вполне соответствовало нашим настроениям в ожидании двенадцатого удара курантов. По стальным пролетам Окружного моста тяжело ухали темные эшелоны. Я всегда испытываю сочувствие к работающим в праздник людям. У газетчиков тоже часты такие дежурства. В тот вечер мои коллеги в "Известиях" несли на подпись полосы другому редактору. Праздничные вечера и ночи были у меня давно свободны.

Почти под утро появились новые гости - знаменитый актер с женой и военный в высоком чине. "Мы познакомились с генералом только что, но еще в прошлом году - на новогоднем приеме в Кремле. Прошу любить и жаловать".- Актер назвал имя и отчество военного и тем исчерпал, по всей вероятности, свои сведения о нем. Надо отдать должное генералу, поддавшемуся на уговоры "гулять всю ночь напролет". Его, по-видимому, не очень стесняло, что он оказался в незнакомом доме. В Новый год все люди кажутся добрыми, умными и как бы приятелями. Гостю сразу понравился хозяин дома - его гренадерский рост, сочный бас, добродушное умение вести стол, поддерживая дух и азарт притомившейся компании, подобно опытному костровому, следящему, чтобы угли не потеряли жара... Сколько промелькнуло в жизни таких вечеров, сколько слов истрачено в многозначительных разговорах, за которыми часто не было ничего, кроме малореальных желаний, пошедших ко дну под бременем житейских обстоятельств. А мы все говорим и говорим и не можем остановиться, хотя понимаем, что водопад слов и Ниагара - разные вещи. Вот и та новогодняя "ночь слов" ушла бы, наверное, из памяти, если бы не генерал.

Я не уловил, в какой момент беседа его с хозяином взлетела на верхние ноты. По обрывкам фраз можно было понять, что речь шла о смещении Хрущева.

- А я говорю, что это было потерянное, проклятое десятилетие нашей истории,- почти кричал генерал,- и ты забудь его поскорее, а то станешь просить прощения, а тебе не поверят! Хозяин возражал гостю, тот сердился, начал застегивать китель, тормошил за плечо актера: "Поехали! Тоже мне веселая компания..." Казалось, актер дремлет. Ладонями тонких рук он прикрыл глаза, но я видел, как у него напряглись и заходили скулы. Я знал его, взрывного и резкого,- мы учились вместе в школе- студии Художественного театра, знал, что сейчас он вспыхнет и тогда может случиться всякое. К моему удивлению, он, поднявшись, очень спокойно, вежливо, "по системе Станиславского", проговорил:

- "А я, генерал, считаю это десятилетие великим. Мы с вами расходимся в оценках. Каждый человек имеет право на собственную точку зрения, а вы почему-то не разрешаете иметь ее даже нашему хозяину..."

Каким же оно было, это переломное десятилетие нашей жизни - от года 1954 до 1964-го... Десять лет труда и жизни громадного государства, миллионы человеческих судеб в миллиардах различных столкновений и обстоятельств... Отчего и зачем кто-то с удивительной настойчивостью изымал его из нашей памяти, будто за этими годами стояла какая-то вина... Ведь не просто же так, не по воле одного или двух, пусть самых всемогущих, людей вырезали из книг и фильмов имена и факты, цифры и сопоставления... Молчание вокруг имени Никиты Сергеевича Хрущева было не только полным, но, я бы сказал, злым. Наивные люди полагали, что в его основе - негативная оценка партийной и государственной деятельности Хрущева. Главное, однако, в ином. Ему "ничего не простила" та административно-бюрократическая система , которую он посмел потревожить. Это она проводила своеобразную "демонстрацию силы" да и предупреждала на будущее: "Не троньте нас!" Никакой самый совершенный компьютер не выведет бесспорной оценки тех не очень спокойных и не очень простых лет. Нелепо и само желание окунать кисть либо в черную, либо в розовую краску, воссоздавая не только те десять, но и все семьдесят лет нашей истории. Час разумных размышлений приблизился настолько, что грех не ответить на естественное желание всех без исключения здравомыслящих людей вернуть народу его историю. Так и случится. Стараниями многих - историков, экономистов, статистиков, обществоведов, очевидцев и участников событий. В этом процессе самоосознания, будем надеяться, найдется место для объективного анализа "десятилетия Хрущева" .

Минувшее опасно искажать. Мы поняли, что "забвение" и "застой" - слова одного порядка и сломать то, что стоит за ними, можно и нужно непременно. Не обойтись здесь без кипения страстей, без потерь и боли, но и обретения тоже будут. Радость и тревога соседствуют в наших днях так же, как соседствовали они в давние уже годы после XX съезда партии. С решением этого съезда связано многое в жизни моего поколения, и большинство друзей не изменили взгляд.

Среди них Нателла Георгиевна Лордкипанидзе и Виктор Васильевич Сажин . Знаю, что верен дням молодости Олег Николаевич Ефремов , тот самый актер, который "прихватил" с собой к Нателле и Виктору "свадебного" генерала с кремлевского приема. Друзья наши по-прежнему живут на Фрунзенской набережной. Выросла их дочь Наташа , у нее у самой уже взрослая дочь, стали взрослыми и три наших сына. В тот новогодний вечер они мирно спали, не ведая о споре, который вели старшие. Возвращаясь памятью к пережитому, я не корю себя за то, что не вел подробных записей и дневников. Перед читателем - записки журналиста, чья работа - сначала в "Комсомольской правде", а затем в "Известиях" - пришлась на годы, о которых у нас долго не было принято писать. Мои "дневники" - память и подшивки газет и журналов. В них - круг моих взглядов и интересов.

Наивно было бы утверждать, что мне удастся избежать субъективных оценок, во всяком случае, буду стараться исходить из фактов. "Факт должен въедаться в плоть газетчика, подобно шахтерской пыли,- учил молодых репортеров "Комсомолки" писатель и опытный журналист Борис Николаевич Полевой .

- Во время первых выборов в Верховный Совет СССР в 1937 году,- рассказывал он,- мне дали задание написать о ленинградском рабочем, кандидате в депутаты. Поехал в Питер, долго и обстоятельно говорил с человеком. Гонял чаи в его доме, познакомился с семьей, а когда очерк напечатала "Комсомольская правда", отправил экземпляр с дарственной надписью. И получил такой ответ:

"Вы все верно описали, товарищ журналист, но только зачем же поставили меня перед зеркалом причесываться. Разве вы не заметили, что я лысый..." Братцы мои,- патетически восклицал Борис Николаевич,- не превращайте расческу в шанцевый инструмент нашей профессии!"

Я считаю важным соблюсти еще одно правило. Нельзя судить прошлое мерками наших нынешних представлений, забывая, что события происходили там и тогда, а не здесь и теперь, и что нет ничего бесплоднее мечтательных вздыханий: "Ах, если бы..." Когда многие из нас почувствовали, что взрывная сила XX съезда идет на убыль и что топтание на месте вот-вот приведет к шагам назад, можно было догадаться о причинах. Просматривалась целая цепь зависимостей. Винить ли нам себя, то есть тех, кто горой стоял за дело XX съезда, или сказать честно, что не хватило смелости отстоять свои взгляды... Отнести ли кое-что за счет проклятой привычки к конформизму, жизненным удобствам... А может быть, списать все на "волюнтаризм и субъективизм" Первого секретаря ЦК Н. С. Хрущева... Это самый простой вариант, удобный в том смысле, что каждый волен многозначительно пожимать плечами. Убережемся от этих приемов.

Теперь, когда гласность резко увеличила не только значимость, ответственность, но и поток слов, увы, легки и скоры на провозглашение истин чаще всего те, кому ни в какие времена не пришлось нести существенных потерь. Моим сыновьям я говорю: да, мы виноваты. Мы виноваты, ибо были разобщены и в силу интеллигентских самоограничений не действовали так, как иезуитски сколоченная прослойка бюрократии. Я часто напоминаю им изречение: "Не кори тех, кто не успел или не смог сделать чего-то, не мешай тому, кто заканчивает работу, а главное, успей сделать то, что надлежит сделать тебе самому". Весной 1987 года, в день, когда отмечалось семидесятилетие "Известий", я был приглашен на торжественное заседание, да еще в президиум. Перерыв в двадцать лет сделал для меня это событие праздником. В тот вечер я вновь увидел тех, с кем когда-то работал. В многотиражной газете "Известинец" были помещены короткие заметки бывших сотрудников газеты, в том числе и моя. Вот что я писал:

"То, с чем читатели газеты познакомятся завтра, газетчики знают уже сегодня. Их жизнь состоит из постоянных упреждений, и поэтому тратится куда быстрее, чем хотелось бы. В этот праздничный для "Известий" срок я думаю о тех, кого нет с нами и кто вполне заслуживает того, чтобы оставаться в нашей памяти по совести и по делу. Я взялся было перечислять имена, но осекся: список был бы тяжел и длинен. Я не работал в газете вместе с Александром Бовиным , но вполне разделяю его мысли: либо ОНИ, либо МЫ, и третьего не дано, а тем, кто думает отсидеться в запасном батальоне,- не испытать счастья профессионального журналиста.

Говорю об этом потому, что та "первая попытка", на которую почти тридцать лет назад вышли "известинцы", не была вовсе бесплодной. Быть может, что-то и отодвинуло нас с занятых позиций, но мы поняли, что может газета и какова сила нашей профессии, если стоять на позициях партийной принципиальности, демократизма, гласности и если мы не путаем такие понятия, как служба и служение. Как не позавидовать тем, кто делает "Известия" сегодня! Есть опыт атак, и есть время, которое не простит вялости и промедления!"

В политике, общественной жизни движение вспять начинается иногда с малого, незаметного. Позже, когда ничего нельзя изменить, понимаешь, что это долгий отлив и по срокам, отпущенным богами, на него может не хватить и целой человеческой жизни. Примеры - в нашей собственной истории. XX съезд вернул честь и достоинство тысячам невинных жертв сталинского произвола, но им, павшим, было уже все равно. Как все равно, поставим ли мы обещанный памятник. Он ведь тоже нужен прежде всего нам, во исполнение нашей воли, утверждения идеалов. В заключительной речи на XXII съезде КПСС Хрущев говорил: "В Президиум съезда поступили письма старых большевиков, в которых они пишут, что в период культа личности невинно погибли выдающиеся деятели партии и государства, такие верные ленинцы, как товарищи Чубарь , Косиор , Рудзутак , Постышев , Эйхе , Вознесенский , Кузнецов и другие. Товарищи предлагают увековечить память видных деятелей партии и государства, которые стали жертвами необоснованных репрессий в период культа личности. Мы считаем это предложение правильным. Целесообразно было бы поручить Центральному Комитету, который будет избран XXII съездом, решить этот вопрос положительно. Может быть, следует соорудить памятник в Москве, чтобы увековечить память товарищей, ставших жертвами произвола".

И что же... Прошло много съездов после XXII, и только теперь встают по стране такие памятники. Будет он сооружен, наконец, и в Москве. Памятники опасно ставить вопреки воле народа, рано или поздно они слетают с пьедесталов. В тот юбилейный известинский вечер литературный критик Владимир Лакшин сказал: "Нам еще повезло. Мы начали после Двадцатого и, надеюсь, успеем что-то сделать после Двадцать седьмого". И он многое уже успел. Вместе с писателем Г. Я. Баклановым ведет литературный журнал "Знамя" , ставший одним из самых честных и гуманных изданий в пору обновления духовной жизни общества. Мы знали, что все будет непросто. Есть ведь и такие, кто досадует: жаль, не успело уйти "хрущевское поколение". Они все мечтают о "сильной руке", "о сильной власти", в ней видят панацею от всех бед. Ну что ж, и это не ново. И "свадебный" генерал, быть может, по недомыслию, говорил нечто подобное. Выступил в юбилейной известинской многотиражке и Мэлор Стуруа .

В 1959 году он был среди активных, как говорят, фонтанирующих идеями журналистов. Мы вместе, главный редактор и литературный сотрудник, не чинясь, бегали в типографию к талеру менять опостылевшие штампованные заголовки. Ловили любую возможность вырваться из плена серости, скуки, однообразия, разбудить интерес читателей. Однажды Мэлор по срочному поручению редакции купил в гастрономе на улице Горького, который москвичи по-прежнему называют по имени его бывшего владельца - Елисеевским , четыре килограмма черной икры , ночью отвез в аэропорт Шереметьево, уговорил английских летчиков компании "Бритиш Эрвейс" доставить посылку в Лондон. Именно такой гонорар назначил Чарли Чаплин , когда я по телефону попросил его отдать нам для первой публикации главы из его "Автобиографии" . Книга вот-вот должна была появиться в продаже, через неделю отрывки собиралась печатать лондонская "Санди таймс". Он пояснил, что дает большой прием в связи с выходом книги, икра будет очень кстати. "С ума сойти,- сказал Чаплин нашему собственному корреспонденту в Англии Владимиру Осипову, когда тот привез в отель огромный сверток - кастрюлю из известинской столовой, набитую льдом, который выпросили у мороженщиц, с четырьмя килограммами икры.- Эти парни поставили меня в тупик",- и отдал рукопись. Чарли Чаплин умел держать слово.

Наш корреспондент, получив рукопись, сел за телефон и с ходу перевел, продиктовал стенографистке отличный отрывок из книги на целую газетную полосу. В тот же день мы опубликовали его. Радовались читатели необычному материалу, во врезке было рассказано и о том, как он получен; радовались и мы: "воткнули перо" западным газетам и в особенности "Санди таймс" .

Дело в том, что в "Известиях" незадолго до этого побывал главный редактор этой газеты и не без апломба пытался учить нас оперативности и находчивости. У сановитого редактора, когда он увидел "Известия" с отрывком из книги Чаплина, хватило характера пошутить - он позвонил нам в редакцию и попросил разрешения прислать своего сотрудника на стажировку в Москву. Кстати, радовался и наш бухгалтер. Эта публикация не стоила ни одной валютной копейки. Икра тогда, в 1960 году, шла по 22 рубля за килограмм .

У нас. Мы не уточняли, сколько она стоила в Англии. Наверное, дороже. Это - давние времена.

Вернемся в год 1987-й. Вот что писал М. Стуруа в упоминавшейся уже юбилейной многотиражной газете "Известинец". "Вспоминается одно редакционное бдение. Было это в начале шестидесятых годов. Главный редактор Алексей Иванович Аджубей , похожий и внешне и внутренне на шаровую молнию, видимо, проснулся в тот день с чувством какой-то неудовлетворенности. На планерке поделился ею с нами.

- После XX съезда газета сделала шаг вперед,- сказал он.- Но вот идет время, и мы все чаще пробуксовываем, топчемся на месте. Давайте соберемся завтра после выхода номера и обсудим этот второй шаг. Приглашаются все. Время ограничивать не будем. Если понадобится, прозаседаем до утра. Соня будет поддерживать нас бутербродами и чаем".

Перебью Мэлора Стуруа. Буфетчица Соня , как и администратор газеты Бронислава Семеновна Жуковская - известинские знаменитости. Главные редакторы приходили и уходили, а они оставались. Должность Соня занимала выдающуюся - она была хозяйкой спецбуфета . Он помещался под самой крышей. Вопрос о том, кто может пользоваться спецбуфетом, решала сама Соня. Ее номенклатурный нюх был безошибочным. Она пускала к себе на седьмой этаж только тех, кто делал газету и имел в ней вес, а также не имел обыкновения скрупулезно проверять счета. Бездельников и скряг Соня не любила. Эта мощная и красивая женщина играючи носила многопудовые чемоданы, набитые деликатесами того времени. Когда я, затурканный газетной текучкой, просил поджарить яичницу с колбасой, Соня в назидание мне почему-то непременно вспоминала Николая Ивановича Бухарина . Она кормила его, когда Бухарин был главным редактором "Известий" в 1935...1938 годах. Человек вне политики, Соня говорила то, что думала. Детали ее рассказов о том "запретном" времени поражали не только меня. И больше всего - явной симпатией к человеку, который на страницах наших школьных и университетских учебников был заклеймен "врагом народа". Соня присаживалась к нашему столу и неспешно начинала: "А вот как мы собирали Николая Ивановича на охоту..." Яичницы с колбасой в перечне блюд не было. Вернусь к цитате из Мэлора Стуруа. "Мы начали судить и рядить о том, как сделать второй шаг. Стенографистки не поспевали записывать за нами новые идеи, рубрики, разработки и тому подобное. Время шло. День сменил вечер, вечер - ночь. За окнами забрезжил рассвет. И вдруг нас охватила тайная тоска: мы ощутили, что все наши, казалось бы, эвристические предложения ничего общего со вторым шагом не имеют, что по сути дела они сводятся к косметическому бегу на месте. Тоска стала превращаться в пытку. Я не выдержал и взял слово.

- Алексей Иванович,- сказал я,- наше бдение бессмысленно. Газета не может сделать второй шаг, пока его не сделает партия . Воцарилась гробовая тишина. Взоры всех обратились к главному редактору. Все ждали, что шаровая молния взорвется и поразит дракона-святотатца. Но ничего похожего на галактические протуберанцы не произошло.

- Давайте расходиться, Мэлор Георгиевич прав,- сказал Аджубей тихим и усталым голосом..." В октябрьские дни 1964 года, когда жизнь нашей семьи круто переменилась, мы условились с женой не отыскивать в бесплодных разговорах правых и виноватых, не записывать в памяти обид и нелепиц. Хорошо помню, что уже в один из первых дней после отставки ее отца Рада сказала: "Ты знаешь, это, конечно, горько и незаслуженно, но, может быть, и к лучшему". Это "к лучшему" вбирало в себя надежду на то, что жизнь - в широком, общественном смысле слова - вновь обретет исчезавший динамизм и последовательность. Не только мы, многие надеялись, что пришел срок "второго шага". Теперь, когда позади почти четверть века, возвращение к пережитому естественно по многим причинам. Плохо, когда незнание выносит скорый суд. Те самые десять лет имели, конечно, свою предысторию.

Нина Петровна не получила от Корнейчука даже коротких слов соболезнования. Знакомая тема. Как писал Илья Эренбург, "телефон вдруг замолчал...". Медленно, незаметно начинается отлив, и вот уже там, где плескалась вода, сухая земля...

Что стояло за неожиданным решением Сталина вернуть Хрущева в Москву... Теперь никто этого не узнает. Как никто не узнает, о чем говорили между собой эти два человека. Однако эта "кадровая рокировка", если и выглядела импровизацией, совершалась с учетом следующих ходов. Казалось, Сталину целесообразнее держать Хрущева на Украине - дела там набирали темп, республика давала стране все больше хлеба, восстанавливался Донбасс, росли энергетические мощности, отстраивались разрушенные города. Хрущев пользовался на Украине авторитетом. Сталин знал это и все-таки срочно вызвал его в Москву. Здесь уже сняли первого секретаря МК и МГК, председателя Моссовета Г. М. Попова .

Говорили, что Сталина насторожило властолюбие Попова, как будто тот сам определил себе все три должности. Думаю, что Хрущев трезво оценивал сложившуюся ситуацию. Его не могло не беспокоить нарастание напряженности и в партии и в стране в связи с "ленинградским делом" . Секретарь ЦК Маленков и министр госбезопасности Абакумов по поручению Сталина жестоко громили ленинградские кадры. Теперь известно, как и по чьей воле возникло это "дело". Аноним сообщил в ЦК о неблаговидном поступке председателя счетной комиссии ленинградской областной и городской партийной конференции, проходившей в декабре 1948 года, были скрыты точные итоги голосования: коммунистам объявили, что руководители парторганизаций города и области избраны единогласно, а на самом деле это было не так. Против первого секретаря обкома П. С. Попкова - 4 голоса, Г. Ф. Бадаева - 2, Я. Ф. Капустина- 15, председателя Ленгорсовета П. Г. Лазутина - 2. Что и говорить, обман подобного рода - партийный проступок, но бурная реакция Сталина, как станет ясно позже, шла от иного. Сталин никогда не любил этот город. Не здесь, не в этом городе отстоял он право считать себя вождем партии, не здесь встречал подобострастное поклонение. Он помнил о зиновьевской оппозиции , об убийстве Кирова ... Избранный после войны секретарем ЦК партии А. А. Кузнецов , ленинградец, герой блокадных дней, слишком быстро набирал силу и мог потеснить Берия и Маленкова , зорко следивших за каждым потенциальным соперником. Ленинградцем был и Председатель Госплана Н. А. Вознесенский .

Председатель Совета Министров РСФСР М. И. Родионов поддерживал их. Не слишком ли велико влияние ленинградцев в Москве... И вот повод нашелся. Маленков и Абакумов сделали беспроигрышный ход. Они предугадывали желания Сталина, которые совпадали с их собственными целями. Репрессии начались в 1949 году, а уже в сентябре 1950-го выездная сессия Военной коллегии Верховного суда СССР, рассмотрев дело А. А. Кузнецова , Н. А. Вознесенского , М. И. Родионова , П. С. Попкова , Я. Ф. Капустина , П. Г. Лазутина по обвинению в измене Родине, контрреволюционном вредительстве, участии в антисоветской группе, приговорила их к высшей мере наказания . В то время в СССР смертная казнь была отменена, но, пока велось следствие, ее ввели снова. На суде, прощаясь с живыми, А. А. Кузнецов сказал: "Я был большевиком и останусь им, какой бы приговор мне ни вынесли, история нас оправдает". Как часто в наши дни возникают из небытия такие трагические, исполненные веры слова! И можно ли простить тех, кто во имя своих карьерных целей угодливо готовил для мнительного и мстительного вождя списки "заговорщиков"...

История не только оправдывает, но и обвиняет. Я часто видел Г. М. Маленкова. Разве мог подумать тогда, что этот мягкий, обходительный человек, любящий семьянин и отец, способен к жуткой, безжалостной интриге, которая унесет жизни многих партийных и советских работников, что в ссылку будут отправлены их жены и дети - им судьба тоже уготовит участь "врагов народа" по родственным признакам. А министр госбезопасности Абакумов ... Получив указание или даже намек на чье-то мнение, он готов был на любую грязную работу. А вот в смертный час, когда справедливо приговорили его к высшей мере наказания, он попросил во имя гуманности хотя бы взглянуть на своего новорожденного ребенка... В тот вечер, когда Хрущев угощал чаем Василевскую и Корнейчука, заметно было, что он нервничал; уговаривал гостей не торопиться. Наверное, не хотел оставаться без собеседников. Дело для него состояло не только в том, как сложатся отношения со Сталиным,- тут Хрущев, по-видимому, рассчитывал на поддержку. Но ведь он уехал из Москвы в 1938 году, бывал здесь только наездами и вот теперь врывался в плотные ряды соратников вождя. Каждый из них внимательно и ревниво следил за другими, за тем, как и сколько раз обращался к кому-либо из них Сталин, кого звал или не звал на вечерние обеды-заседания, приглашал на отдых, как и над кем подшучивал в благостном расположении духа. Все было расписано очень точно. Даже где, когда отдыхать семьям руководителей. Звонил генерал Власик , начальник охраны Сталина, назначал место отдыха. Так распорядился Сталин. Летом 1949 года Нина Петровна сказала: "Едем в Ливадию ". Огромный царский дворец считался тогда сталинской дачей. Во флигеле для свиты отдыхала семья Хрущева , во дворце - Светлана Сталина и ее второй муж Юрий Жданов . Никакого общения между нами не было. Семейные знакомства не поощрялись. Мало ли что могло случиться завтра. У всех, кто был близок к "хозяину", соприкасался с ним, он все больше вызывал чувство панического ужаса. Его действия, решения, умозаключения порой не находили каких-либо разумных объяснений. Хрущев как-то вспомнил такой эпизод. Во время одного из застольных заседаний Сталин встал: "Пойду попрошу у Мао Цзэдуна 20 миллионов долларов взаймы",- и вышел. В ту пору между Москвой и Пекином существовала прямая правительственная связь, и можно себе представить, как десятки людей спешили соединить две братские столицы, как напряглись переводчики, получившие указание переводить слова Сталина и ответы Мао Цзэдуна. Все в молчании ждали. Сталин вернулся. Медленно отодвинул стул. Не любил, чтобы ему помогали. Сел. Сказал: "Деньги дает, но брать не будем!" ...Хрущеву было что принять в расчет, вновь возвращаясь в Москву. Он только казался простоватым человеком. Случалось, наигрывал простодушие. Но я часто видел, какими холодными, отчужденными становятся в гневе его маленькие темные глаза. Он знал правила игры, жестокие ее варианты. Сталин держал всех в напряжении. И Хрущева тоже. В начале 1947 года вождь сместил его с поста первого секретаря Компартии Украины , но из Киева не убрал, назначил Председателем Совета Министров республики. "Первым" был прислан Л. М. Каганович . Перемещение последовало после того, как Хрущев доложил Сталину, что на Украине тяжелейший голод , есть случаи людоедства, вымирают села, республике крайне важно получить немедленную помощь.

"Положил телефонную трубку,- вспоминал Никита Сергеевич,- думал, все. Сталин ничего мне не сказал, я только слышал его тяжелое дыхание". Украина получила некоторое количество зерна. Новый звонок Сталина - и новая накачка. Сталину стало известно, что Евгений Оскарович Патон , знаменитый ученый, инженер, демонстративно покинул одно из многочисленных совещаний, которые для "наведения порядка" проводил Каганович , да еще хлопнул дверью.

"Ваши националисты никак не успокоятся",- сердито проговорил Сталин и повесил трубку. Никита Сергеевич вызвал Евгения Оскаровича, попросил рассказать подробности. Совещание касалось сельских проблем, и, послушав с полчаса выступавших, Патон понял, что ему здесь присутствовать необязательно.

"Вы же знаете, Никита Сергеевич, я не терплю пустой траты времени, а что касается хлопанья дверьми, так это потому, что я глуховат". Хрущев доложил Сталину, как было дело. Сталин выслушал, ни о чем не переспрашивая. Верховный Главнокомандующий хорошо знал Патона, называл его "великим сварщиком". Во время войны Патон наладил серийное производство танков Т-34 . Никто в мире не умел тогда сваривать стальную броню.

В конце 1947 года Кагановича отозвали в Москву, и Хрущев занял прежний пост первого секретаря ЦК Компартии Украины. И вот теперь, в декабре 1949 года, он снова в Москве. Через несколько дней в газетах было объявлено, что Н. С. Хрущев избран секретарем ЦК и первым секретарем МК партии . Он должен был осуществлять общее руководство областью и городом. Текущими делами горкома занимался секретарь МГК Иван Иванович Румянцев , авиационный инженер, молодой еще человек, обаятельный, энергичный. С Никитой Сергеевичем у них были хорошие отношения. Городские и областные проблемы решались совместно. Никита Сергеевич по воскресеньям со своей дачи в Огарево часто уезжал в дом отдыха МК и там прогуливался с товарищами. На прогулку отправлялись семьями, с детьми и женами; шутили, смеялись, случалось, возникал и деловой разговор. И. И. Румянцев исчез мгновенно. Могу только утверждать, что его исчезновение не связано было с отношением к нему Хрущева, а решалось где-то выше. Всякое могло быть тогда при таких внезапных акциях. Ивану Ивановичу повезло. Он вернулся директором на авиационный завод , где работал до начала партийной карьеры. Повторения "ленинградского дела" в Москве не произошло. "Ленинградское дело" было, конечно, звеном сталинской жестокости, жажды репрессий, свертывания тенденций свободомыслия и демократизации общественной жизни, возникших в связи с победой в Великой Отечественной войне. Сталин, видимо, готовился снять еще один слой "чересчур самоуверенных". "Закручивание гаек" по всему фронту общественной жизни, загадочные убийства (например, знаменитого еврейского актера Михоэлса ), организация "мингрельского дела" , когда пали тысячи невиновных партийных работников Закавказья, идеологический прессинг Жданова . Вот что ждало страну и народ после великой Победы над фашизмом... В тот год, о котором идет речь, наступала середина XX века. Ощущение рубежа возникло у меня еще и потому, что в конце 1949-го я единственный раз видел Сталина достаточно близко, не из студенческой колонны на демонстрации, а в Большом театре, где шло торжественное заседание, посвященное его семидесятилетию . Сталин сидел в центре длинного, во всю сцену, стола. Рядом - Мао Цзэдун. Хрущев как секретарь МК и распорядитель вечера - слева от юбиляра. Казалось, Сталин совсем не реагирует на потоки приветственных слов, которые лились с трибуны. Юбилейный вечер шел много часов. На стол президиума ложились все новые букеты, казавшиеся особенно яркими и нарядными в этот зимний месяц.

Наступил момент, когда фигура Сталина скрылась за холмом из цветов, я спросил жену: "Почему Никита Сергеевич не отодвинет цветы..." - "Но он же его не просит",- ответила Рада. Может быть, Сталина устраивала такая необычная ширма, отделявшая его от зала... Наконец речи кончились. Все встали, и овация, но без выкриков и скандирования, как и полагалось при таком составе публики, долго гремела в зале. Встал и Сталин. Невысокий щуплый человек повернулся спиной к залу, чтобы уйти,- и тут меня поразил большой круг лысины. Знаменитый посеребренный бобрик, который с такой тщательностью выписывали художники и "прорабатывали" на фотографиях ретушеры, оказался редким венчиком. Я ничего не сказал Раде, наверное, от испуга, что мне стало известно нечто сверхсекретное. Сталин медленно уходил со сцены, не останавливаясь и не разговаривая с почтительно расступившимися людьми, прижав к боку согнутую в локте левую руку. Говорили, что она у него подсыхала, укорачивалась, и он инстинктивно сгибал ее, чтобы на это не особенно обращали внимание. Странная жалость пронзила меня тогда. Он на миг предстал обыкновенным человеком, как все. Да и много ли нам известно о нем как о человеке даже сегодня... Долго мы довольствовались самым минимумом. Ну, например, тем, что он любил набивать трубку табаком из папирос "Герцеговина флор"... Дочь Сталина Светлана Иосифовна написала в своей книге "Двадцать писем к другу" об отце с достаточной степенью откровенности. Но все ли... У этой книги странная и путаная судьба, как путана и трагична она и у самой Светланы. Не берусь ни винить, ни оправдывать эту женщину, ей, по-видимому, тяжело и перед собственным судом. Каким оказался бы гнев Сталина, если б он смог предположить судьбу дочери! Да и всей семьи... Жена покончила жизнь самоубийством, сын загубил себя пьянством, дочь покинула Родину. Страшно. Много позже узнали мы подробности семейной хроники Сталина. Бегство Светланы за границу, сказать мягче, ее невозвращение из Индии, куда летом 1967 года она отправилась захоронить урну своего третьего мужа, индийского ученого и журналиста Раджи Бриджа Сингха , поразило общественное мнение. Никита Сергеевич, пока об этом не объявили официально, отказывался верить слухам.

Заметка телеграфного агентства коротко сообщала, что Светлана Иосифовна Аллилуева пожелала продлить сроки пребывания за границей. Это ее личное дело,- говорилось в сообщении. Дмитрий Петрович Горюнов , Генеральный директор ТАСС , рассказывал, что ему удалось "пробить" эти несколько строк для печати с большим трудом. Наверху не хотели никаких сообщений. Светлана уезжала в Индию по личному разрешению Алексея Николаевича Косыгина , так что, по-видимому, Председателю Совета Министров пришлось испытать на себе раздражение Брежнева. История эта мало украшала престиж государства, казалась необъяснимой. Имя Сталина в брежневскую пору поминалось все чаще и чаще...

Хрущев вспоминал свои встречи со Светланой и Василием Сталиным. Он принимал их после смерти отца. Знал, что нелегко брату и сестре определить новый образ жизни. Светлана стойко отнеслась к перемене в своей судьбе. Иное дело Василий. На фоне непрерывных пьянок после похорон Сталина у него появилась маниакальная жажда мести, он угрожал какими-то разоблачениями. По Москве поползли слухи, что Сталина отравили. Никита Сергеевич пытался усовестить Василия, помочь ему. Предложил пойти учиться в академию, сохранив звание генерал-лейтенанта. На какое-то время Василий успокоился. Светлана поблагодарила Хрущева за брата. В том, как сложилась жизнь членов этой семьи, не было особой неожиданности для Хрущева. Он помнил Василия безнадзорным мальчиком, пропадавшим целыми днями в гараже Кремля. Шоферы и механики отмечали его любовь к технике, желание копаться в моторах. Мальчиком научился управлять автомобилем. В первые годы после самоубийства жены Сталин заботливо относился к детям, они чувствовали его любовь. Позже стали раздражать. Он грубо вмешивался в их жизнь. Развел дочь с мужем - Григорием Морозом . Конечно, ему не хотелось, чтобы этот акт рассматривался общественностью как антисемитский, но многие поняли истинную причину. Знали, чувствовали настроения Сталина на этот счет.

Детей видел редко, приезжали они только с его разрешения; внуков - считанные разы. Семья для него ушла в прошлое...

После разговора с Хрущевым Василий крепился недолго. Вновь запил, бросил академию. Никакие предупреждения уже не действовали. Его отослали в Казань . Там все и пришло к финалу. Очередной приступ белой горячки закончился трагически. Василий умер, не дожив до пятидесяти лет.

На Новодевичьем кладбище неподалеку от памятника Надежде Сергеевне Аллилуевой лежит серая бетонная плита с надписью: "Василий Васильевич Сталин, 1949...1972". Я не знаю, от которой из жен Василия родился этот, так рано умерший мальчик. Помню, в 1949 году одновременно с нами в Ливадии отдыхала Екатерина Васильева , тогдашняя жена Василия, известная пловчиха, рекордсменка. Одна уходила к кромке пляжа, уплывала далеко в море. Чекист из охраны бросался в лодку, сопровождал на расстоянии, подстраховывал бесстрашную пловчиху.

Подробности невозвращения Светланы из Индии мы с женой узнали случайно. В тот год вместе с нашими мальчиками проводили отпуск в Эстонии, в курортном городе Пярну . Золотисто-белые дюны пярнуского пляжа обрамлены плотной стеной соснового леса. Мелкий залив в ту пору был чист, река выносила в него мягкую, с коричневым отливом воду, настоянную на хвое. В компании друзей мы познакомились с сотрудником советского посольства в Индии, очевидцем этих событий. Коротко суть сводилась к тому, привычному для нашей жизни обстоятельству, когда грубость, запреты, нелепые требования вынудили Светлану к протесту и, возможно, к необдуманному решению. Светлана жила в Индии уже несколько месяцев, навестила родные места мужа, подружилась с его семьей. Виза кончилась. Попросила продлить ее. Получила отказ и категорическое требование о немедленном возвращении. Посол Бенедиктов был смущен, передавая Светлане указания Москвы, но ничего поделать не мог. Однажды вечером Светлана ушла из посольской квартиры и не вернулась. Началась ее скитальческая жизнь. Посол Бенедиктов был отправлен в отставку. Председателя КГБ Семичастного отстранили от должности и послали в Киев заместителем Председателя Совета Министров Украины. Светлана нашла прибежище в Америке. Вновь вышла замуж. Родила дочь. Клялась в любви к обетованной земле, а потом вдруг вернулась в Москву. Здесь ее ждали ставшие взрослыми сын и дочь от первых браков. Максимум внимания проявляли к ней в Грузии, в Тбилиси , где она жила со своей четырнадцатилетней дочерью Ольгой . Хорошая пенсия, квартира, преподаватель русского языка для девочки. Говорят, она выучила его очень быстро. Жизнь вроде бы вошла в берега. А потом вновь, уже в 1986 году, эта неспокойная натура сорвалась, взвинтив до предела окружавших ее близких и друзей, и улетела в Америку... У нас о ней не вспоминают. Что человек... Песчинка. А я помню ее. Красивую, с яркими рыже-золотыми волосами, умным спокойным взглядом больших серых глаз. В одной из своих книг она по-доброму помянула мою маму, нашла какие-то слова для меня, пожалев за несложившуюся судьбу. Но тут она ошиблась. Все это я вспоминаю теперь, и пережитое, естественно, видится с иных жизненных рубежей. Как и наши товарищи по университету, мы мало знали и мало интересовались в ту пору, как и что происходит там, "наверху". Круг интересов очерчивался строго, болтовня и сплетни, которыми так грешат в наши дни, считались недопустимыми, да и были занятием небезопасным. Комсомольские организации действовали по строго заведенному порядку, выполняли поступавшие к ним директивы, ограничиваясь главной заботой - учением, устройством быта студентов и тем минимумом развлекательных мероприятий, которые сосредоточивались в клубе МГУ на улице Герцена. Студенты отделения журналистики (тогда существовало только отделение, и наш набор - 30 человек, в большинстве прошедших фронт,- был первым) устраивали иногда собственные небольшие вечера на Стромынке, в тесных комнатушках студенческого общежития. Танцевали под патефон, пели и, конечно, читали друг другу стихи собственного сочинения.

Вряд ли какая-нибудь другая человеческая обитель, кроме Московского университета того времени, собирала под свой кров такое количество поэтов. Писали стихи филологи и физики, юристы и историки. Конечно, в общежитии теснота, скученность, бытовая неустроенность, шум и гам, всепроникающие запахи кухни, и все же молодое товарищество Стромынки навсегда осталось в нашей памяти. Мы держались не просто дружно, хорошо знали друг друга. Костяк нашей группы - фронтовики: Сергей Стыкалин , Владимир Парамонов , Авенир Захаров , Владимир Петушков , Юрий Берников , Михаил Иванов . Староста нашей группы - фронтовичка Клавдия Брунова - любые сложности во взаимоотношениях с деканатом разрешала с решительностью офицера запаса. У наших товарищей по-разному складывались годы студенчества.

Михаила Иванова заставили в 1948 году сдать югославские ордена, полученные им за бои под Белградом, и, конечно, он попал в разряд не слишком благонадежных.

Одна из лучших студенток Рая Ученова девочкой была два года на оккупированной территории в Одессе, и ее лишили права получать повышенную Сталинскую стипендию.

Елена Иванова жила во время войны в Америке, где ее отец занимался закупкой транспортного оборудования, и это тоже вызывало настороженное отношение.

Феликс Тамаркин - мягкий, милый человек, воспитывался в семье известного революционера Карпинского , и мы даже не знали в ту пору, что отца его репрессировали. Только сейчас понимаешь, под каким дамокловым мечом жил он все годы ученья. И почему не получил работу после окончания факультета... Так что при всем нашем молодом оптимизме сложности жизни тех лет не миновали многих. Смещение секретаря МК и председателя Моссовета Попова нас особенно не тронуло. Но вслед за этим в комсомольских организациях начали "прорабатывать" порочные методы руководства тогдашнего секретаря МГК комсомола Красавченко . Правда, в чем его обвиняли, я уже не помню. Надо сказать, что молодежь отнюдь не была безразлична к общественной жизни. Рассказывали, что смещение секретаря МК комсомола Николая Сизова проходило не очень гладко. Комсомольская конференция не отдавала его, не желала переизбирать и требовала более убедительных доводов. Пришлось Никите Сергеевичу Хрущеву ехать на конференцию и по-отечески внушать заупрямившимся комсомольцам, что раз партия говорит "надо" - значит, надо. Я вспоминаю этих людей - Попова, Румянцева, Красавченко, Сизова, чтобы подчеркнуть нежелание Хрущева идти на поводу мнительности Сталина, заваривать в Москве политическую кашу. Думаю, что такая позиция давалась Никите Сергеевичу непросто, в ней была большая доля риска. Не только Сталин, но и другие могли в любой момент воспользоваться "либерализмом" Хрущева, обвинить его в заигрывании с кадрами, настроить против него вождя. Уже после смерти Сталина, когда встал вопрос о выдвижении молодых партийных кадров на высокие посты в органы внутренних дел и государственной безопасности, Хрущев одобрительно отнесся к предложению назначить Сизова начальником московской милиции, а затем и заместителем председателя Моссовета. Развеивалась легенда о личной неприязни Никиты Сергеевича к Сизову по прежним комсомольским делам. Легенды о разного рода приязнях и неприязнях, мнениях и соображениях Хрущева чаще всего оказывались напраслиной и подбрасывались для обсуждения теми, кто умело использует политические сплетни в своих целях. В повести "Зубр" Даниил Гранин рассказывает, как таким же образом - со ссылкой на "мнение" Хрущева - Петру Леонидовичу Капице запретили пригласить на семинар в его институт Тимофеева-Ресовского . Нажим на П. Л. Капицу был таким сильным, что иной на его месте сдался бы. Но "консультанты" не знали характера Капицы и меры его человеческой и гражданской независимости и достоинства. Он позвонил Хрущеву и стал доказывать целесообразность выступления Тимофеева-Ресовского. Хрущев ответил, что это право Петра Леонидовича - приглашать в институт, кого он считает нужным, и проводить семинары с любым докладчиком.

Стало ясно, что Никита Сергеевич и слыхом не слыхал о Тимофееве-Ресовском, о его предполагавшемся выступлении у Капицы, и тем более не запрещал его. Факт, приведенный Граниным, документален. Когда в конце 60-х годов в доме у академика Олега Георгиевича Газенко мы с женой познакомились с Тимофеевым- Ресовским, он сам рассказал об этом эпизоде. Как бы в подтверждение того, что наука живет своей собственной жизнью и над ней не властны никакие, даже самые высокопоставленные лица, Тимофеев-Ресовский вспомнил и свои молодые годы. Дело было в Дании. У Нильса Бора , где он тогда работал, было обыкновение устраивать раз в неделю несколько церемонный файф о'клок с точно выдержанным ритуалом. Никто не имел права опаздывать, а до первой чашки чая не велось никаких разговоров. Тимофеева-Ресовского предупредили на этот счет, и уже без пяти пять он сидел на отведенном ему месте. Оно оказалось за столом Нильса Бора. Минуты через три после того, как в абсолютной тишине началось чаепитие, дверь со скрипом отворилась, и маленький человек в тяжелых прогулочных ботинках, смущенно пригнув голову, прошмыгнул к свободному месту. Нильс Бор с гневом оглядел опоздавшего и демонстративно отвернулся. "Кто это..." - спросил Тимофеев-Ресовский хозяина. "Это король ,- раздраженно ответил Бор,- вечно он опаздывает, я предупрежу его в последний раз и больше не стану приглашать". В начале 1950 года в Москву переехала с семьей Нина Петровна. Дом на улице Грановского ожил. Младшая сестра жены, Лена , ее брат Сергей , Юля - дочь старшего сына Никиты Сергеевича, Леонида , погибшего под Смоленском в воздушном бою,- все школьники, и все требовали внимания. Нина Петровна вела дом не без некоторой назидательности. Ровная со всеми домочадцами, она создавала строгую атмосферу, которая подкреплялась и сдержанностью самого хозяина. Никакого сюсюканья. Младшие видели отца практически только по воскресеньям, да и то он предпочитал проводить свободный день где-нибудь в колхозе, на стройке или у своих знакомых: профессора Лорха - выведенные им сорта картофеля были лучшими в стране, селекционера сирени Колесникова , садовода-мичуринца Лесничего .

Люди сельского труда, "волшебники земли" вызывали у Никиты Сергеевича чувство уважения. Он всегда ценил яркие способности, таланты. Поддерживал их, увлекался. От этого и его вера в чудо . Яблоки Лесничего, сирень Колесникова, торфокомпоста Лысенко , мульчирование почв, предложенное учеными Тимирязевской академии, гидропоника, торфо- перегнойные горшочки, квадратно-гнездовой способ посадки картофеля, позже - кукуруза, убежденность в спасительной силе идей Прянишникова о поддержании плодородия земли неорганическими удобрениями и многое, многое другое постоянно завораживало его. Если учесть его деятельную натуру, необычайный напор, с которым он брался за дело, то естественно, что не все и не всегда оказывалось приемлемым, не всегда вело к той пользе, на которую он рассчитывал, но берусь утверждать: единственной его целью было - улучшить жизнь. Хрущев призывал все считать . Сколько в хозяйствах имеется скота на 100 гектарах пашни, сколько потрачено кормовых единиц на производство тонны мяса, молока, какова их себестоимость и т.д. В то время это было важной экономической новацией. Теоретические и другие обоснования уходили на второй план и могли даже раздражать Хрущева. Во время различных совещаний Никита Сергеевич охотно разговаривал прямо с трибуны с множеством людей, присутствовавших в зале. Дело было не только в том, что он обращался к ним по имени и отчеству, эту нехитрую науку усвоить несложно. Он обращался к каждому конкретно, по существу текущих дел, забот, спорил, в чем-то убеждал и радовался, когда слышал дельные реплики. Я видел, как загорались его глаза, когда он узнавал о высоких урожаях кукурузы, пшеницы, надоях, привесах, переносил достижения одного колхоза, бригады, звена на обширные поля страны. Ему казалось, что такое распространение опыта лучших поможет решить все продовольственные проблемы. Задача оказалась куда сложнее.

Хрущев, конечно, был прагматиком, но, как справедливо отметил писатель Анатолий Стреляный, и последним романтиком на таком высоком посту. Вновь начав работать в Москве, он, конечно, вынужден был вести себя "осмотрительнее", чем на Украине, где контроль был не столь пристальным. Украина навсегда осталась в его сердце. Смешно рассказывал иногда о своих поездках по украинским колхозам. Вспоминал такой случай. Как-то в первый послевоенный год заехал он к одному своему знакомому председателю колхоза (Хрущев хорошо знал сельских тружеников, с ними ему было легко и просто). К вечеру, когда осмотрели хозяйство, председатель пригласил на ужин и, уже сильно захмелев, стал выпрашивать ящик гвоздей.

"Товарищ Хрущев,- все настойчивее говорил он,- достаньте ящик гвоздей, ведь наш колхоз носит ваше имя.- Поняв, что дело швах, хватил еще рюмку и выложил самый сильный, с его точки зрения, аргумент - Товарищ Хрущев, достаньте, я вас прошу. Учтите, вы носите имя нашего колхоза!"

Ссылки:
1. ХРУЩЕВ ГЛАЭАМИ АДЖУБЕЯ

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

Рейтинг@Mail.ru

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»